capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Русский Карнеги (часть IV)

КАК ПЕРЕЖИТЬ УХОД ГОРЯЧО ЛЮБИМОГО СУПРУГА

Самые умные уже поняли, что корень наших представлений об удачной жизни, об успехах идет от детства... Успешная жизнь – это много игр, игрушек, естественно, никакой работы (ведь дети не работают). И мама неподалеку. Представление об успехе задевает еще юношеские игры в любовь: «Она мне улыбнулась», «Он нес мой портфель», «Лысого уважают все пацаны», «Таня – самая красивая девочка в классе». Соответственно, первая реакция на уход мужа (жены) – паника: от меня ушла жена. Сама ушла. Первая, а не я ушел от нее – позор! И – я неудачник, следовательно. (Неудачница). Все равно как «мама бросила меня и теперь я живу в интернате».

Конечно, уход жены или мужа – это неприятно. Но можно распус¬тить слух, что вы сами их выгнали. Что все и делают.

Неприятно и то, что уходя, муж (жена) уносят с собой всю еду, деньги, квартиры и другие игрушки. Как правило, уходит всегда тот, кто был источником благ. Впридачу ко всему уходящий уносит с собою секс. В общем, потерям нет числа.

Что же делать? Немедленно найти другую жену или другого мужа. Как их искать? По той же схеме, по какой вы нашли предыдущих.

Не говорите, что это вышло само собой. Вы просто забыли. Вы были молоды, носили длинные волосы, играли на гитаре, с женщинами знакомиться стеснялись и потому всюду ходили с другом. Вдвоем вы подсаживались к двум женщинам. Одна из них приглашала вас в гости. Вы шли. Выпив водки, вступали в интимную близость. Через месяц женились.

Точно так же вам нужно действовать и сейчас. Ничего не меняйте. Такое поведение является талисманом. А талисманы не меняют.

Допустим, с будущим мужем вы познакомились на проводах в ар¬мию. Значит, со вторым тоже познакомитесь на его проводах в армию. Пусть вас не смущает то, что тогда вам было 17, а теперь – 27. Все получится! Идите по той же схеме, которая однажды сработала. Не выбрасывайте дорогих хороших, работающих вещей.

А если с первым мужем вы познакомились в школе? Но существует масса школ для взрослых. Школа вождения, школа менеджмента. Запишитесь туда и начинайте ходить. Вы быстро узнаете своего будущего второго мужа в толпе учеников. В тот раз он плюнул в вас из трубочки и попал. В этот раз он плюнет на пол, но промахнется и снова попадет в вас. В общем, милого узнаете по походке.

Второго милого тоже узнаете по походке, и третьего, и двадцать восьмого.

ЧТОБЫ БЫЛО

– Ах, какой же у меня муж негодяй! Десять лет его трезвым не видела, разговаривает со мной один раз в квартал, детей бьет утюгом, со дня начала совместной жизни ни копейки не дал. И импотент. И развратник.

– Зачем же вам такой муж нужен?

– Чтобы был.

Быть или не быть – это не русский вопрос.

Никаких проблем выбора. А если и есть выбор, то берут и то, и другое. И заверните. И еще вон ту штучку, если она тоже продается. Счастье – это быть. И счастье – когда все есть. Какого качества – дело двадцать пятое. Починим, залатаем, подопрем реечкой, а когда совсем негодное – тоже не выбросим, а снесем в чуланчик. Может, еще пригодится. Вдруг понадобится – а оно тут, в чуланчике. Не надо искать, покупать.

Все – под рукой. Мужья, жены, любовники, дети, все квартиры, где когда-либо жил, и все записные книжки со всеми телефонами, по которым можно звонить и через 50 лет... в случае чего.

Когда я читаю в женском журнале историю про психолога, который спас семью бизнесмена, жена которого переживала от того, что бизнесмен на нее кричит, я весело и искренне смеюсь. Семье бизнесмена ничего не угрожало, они и так прожили бы долго и счастливо, пока кого-нибудь из них кто-нибудь другой не убил. То ли киллер – бизнесмена, то ли бизнесмен – жену.

Ничего не угрожает и другим семьям: у нас никто и ничего просто так не бросает. Муж кричит? Ну и что. Потому он и кричит, что он есть. Если б его не было, он бы не кричал.

Никогда наш человек не переживает как несчастье наличие чего-то, что можно потрогать руками. Философия: ну и что, что попал в тюрьму. И в тюрьме люди, всюду жизнь. (При том, что наши тюрьмы – далеко не американские.) Несчастье – когда чего-то нет. Картошки на зиму. Мужа. Денег. Друзей. Любое наличие – уже счастье, будь то наличие диплома, картошки, родствен¬ников в Израиле. Любое отсутствие – если не несчастье, то повод преподнести его как таковое себе и другим.

А то, что муж – дурак, картошка – гнилая, родственникам до вас дела нет, работа – дерьмовая – это неважно. Важно – что есть.

И вопрос, нужно ли вам все это, считается нелепым. Всегда все как мини¬мум не помешает, а в принципе, да, нужно, необходимо. Заграничный пас¬порт. Сапоги. Еще сапоги. Диван (третий по счету). Холодильник (четвертый по счету). Пусть всегда все будет.

Зачем? Абсолютно не наш вопрос.

Чтобы было.

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ЛИМИТЫ

В положении лимиты, иммигрантов находится не менее трети населения, Еще одна треть – иммигранты во втором поколении.

Говорить об успехе, ничего не сказав о лимите, невозможно. Потому что для трети населения – успех – это зацепиться на новом, облюбованном месте, географическом месте.

Получить прописку, жилье. Работу. И при этом не упустить из виду всеобщее представление об успехе: чтоб работа была непыльной, жилье – пристойным, еда – вкусной или хотя бы обильной, и, чтобы достижении всего этого не ударило по другим ценностям бытия: наличию самок, например.

Мы легко видим, что очень часто вое упомянутое вполне удается. Но редко видим тайные слезы, проливаемые лимитой в своих закутках, не знаем, что приносится в жертву ради достижения поставленной цели. На эти вопросы ответы будут даны, а сейчас о главным – зачем все это нужно.

Миграция – из деревни, города или страны имеет под собою всегда одну причину – жизнь на родине становится физически невозможной. Полная невозможность достичь успеха при фрустрации основных жизненных инстинктов. Вы никогда не задумывались о том, что видные сто¬личные деятели, может быть, в родном селе были изгоями и объектами всеобщего осмеяния. Лучше быть первым, или даже вторым в Риме, чем последним в деревне.

Итак, родину оставить не жалко, когда там нечего терять и когда оттуда активно изгоняют (нет квартиры, работы, любимая девушка вышла замуж за тракториста. И вообще началась война). Иммигранты перебираются в лучшее место, с психологией людей, у которых нет тыла, которым просто некуда возвращаться.

Психология камикадзе, чрезвычайный режим работы сознания.

Естественно, в этом чрезвычайном режиме совершаются подвиги: охмурение первой городской красавицы, дочери мэра и торжественный въезд в большую квартиру в центре города. Поступление на работу к другим камикадзе, предыдущего разлива, и свершение каких-то необыкновенных подвигов, несовместимых с честью и достоинством в понятии коренного, благополучного жителя. Получение за эти подвиги вознаграждения в повышенных суммах, опять же, непонятных для благополуч¬ного человека, который лениво таскается на свое производство, где не платят заплату, без которой он апатично обходится. Естественно, что все эти достижения, невероятно поднимают лимиту в собственных глазах. Поэтому очень скоро она начинает наступать на башмаки и толкаться локтями в общественном транспорте. Еще бы ей не толкаться: она совершило такое, что местному жителю и в дурном сне не приснится.

У лимиты мужского пола бывает много баб, потому что бабы вообще любят камикадзе и других смертников. Они их, баб, возбуждают. У лимиты женского пола бывают мужики – она выбирает их сознательно, чтобы спать с ними за деньги и другие жизненные блага.

Любовь приключается, если в городской толпе встречается односельчанин или односельчанка. Но любовь не определяет судьбу.

Лимита отлично знает, что расслабляться – еще не время. Это – по¬том, в конце карьеры, когда захваченная мэрская квартира станет СВОЕЙ, когда обком, куда проникли через каптерку станет СВОИМ. Тогда – тогда можно позволить себе РАССЛАБИТЬСЯ. Но это – в необозримо далеком будущем. Что же сейчас?

Пробить лбом стенку. Обрастать друзьями – подельниками, другой лимитой. Сообща сталкивать местных с хороших мест. Теснить по всем фронтам.

А местные – они теснятся туго, как ни странно. Казалось бы – сидит хмырь – пошевели его пальцем, он и рухнет. Но выходит наоборот. Лимита разрабатывает план подкопа под местного, занявшего хорошую позицию. Начинает его проводить в действие. А местный лениво, зевая снимет трубочку, делает звонок – и лимита оказывается в исходной точке.

Козырь лимиты – то, что у местных вообще плохо с желаниями. Зачастую их ничего не волнует, они ничего не хотят. Местный папа бегает вокруг сына, умоляя его заняться хоть чем-нибудь: «Вот тебе, сына, компьютер, вот тебе Интернет, вот тебе фирма – руководи» – «Не хочется..»

Лимита – хочет всего, интернета, компьютера, фирмы, но ей никто и ничего не предлагает, не дает. Приходится продавать на рынке сало и мандарины, чтобы за большые деньги подпустили к какому-нибудь дохлому, поломанному компьютеру.

Но лимита привычная. Она другого и не ждет. Своя квартира – в районе пятидесяти лет, а на компьютере, – что же, уже будут играть дети, не раньше.

Но обида остается. И она, эта обида – движущий мотив, дающий энер¬гию, когда проходит состояние камикадзе (оно не может длиться вечно). Остатки жизни все строится на энергии обиды, ключевое слово «Несправедливо». И, как правило, много спиртных напитков, а позже – лечение у гомеопата непомерно увеличенной печени. У модного гомеопата. Первому секретарю неприлично обращаться к каком попало.

Но, если честно, в родной деревне бабушка заговаривала травками лучше – бредит Первый, глотая модные гомеопатические крупинки. Эх, моя деревня! Эх, Настя, зачем ты пошла за тракториста?!!

МАСТЕР ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА

Можно достичь успеха, а можно научиться вызывать у людей чувства, ко¬торые вызывает человек, достигший успеха. Это – в наших условиях – практически одно и то же.

Человек, достигший успеха, вызывает у людей: зависть, бессильную ярость, желание овладеть им или приблизиться к нему, – при недостижении этого - обиду и, наконец, апатию (с желанием когда-нибудь отомстить).

Рассказывайте о своих победах в обществе людей, этих побед не имеющих. О деньгах, которые у вас есть – среди тех, кто их не имеет. О любовниках – среди тех, кто не имеет любовников. О карьере – для тех, кто застрял на слу¬жебной лестнице. Причем сказать об этом не вскользь, а твердить упорно и долго, пока по виду окружающих (нехороший блеск в глазах) не поймете, что достигли желаемого: вас начинают ненавидеть. Вам удалось вызвать не только зависть, но и бессильную ярость.

А что реально могут вам сделать люди, которых вы вывели из себя? Ничего. Точнее, они могут вам сказать, что вы – сволочь, ну и что же? Ведь им хочется вовсе не этого. Им хочется, как минимум, дать вам в морду. А этого они как раз сделать не могут – нет повода, да и вообще, неприлично (неудачники всегда соблюдают приличия, им внушили, что это приносит счастье).

Как ни странно, очухавшись от первого чувства ярости, они захотят сблизиться с вами (может быть, им кажется, что так легче будет дать вам в морду).

Они начнут оказывать вам знаки внимания, проводить с вами больше времени, делать вам мелкие подарки, напрашиваться в гости. Подарки берите, но в гости не приглашайте. Ведите себя как король в окружении вассалов. Попросите сбегать за сигаретами, за водкой. Может, и сбегают. Ведь вы уже довольно далеко продвинулись в своем деле.

Далее. Человеческая природа такова, что любят тех, для кого что-то бескорыстно делают. Человек, который без всяких на то причин бегал для вас за водкой, после этого становится как бы наполовину влюбленным в вас. Он ждет ответного знака внимания – что вы тоже сбегаете для него за водкой. Этого не будет, и тогда он, конечно, переживет эмоции несчастного влюбленного – обиду и парадоксальное усиление влечения к вам. На этом этапе можете спокойно УХОДИТЬ. Он еще некоторое время помечтает о вас, помучается; потом забудет, сохранив в душе воспоминание о пережитых эмоциях, весь спектр.

Успешный человек прекрасен и недоступен, как солнце. Он – как раз тот самый Юпитер, которому все позволено. Вести себя таким образом – легче, чем делать карьеру или заниматься бизнесом. Рассказывайте о своих успехах, о своих больших полномочиях, о влюбленных в вас мужчинах и о женщинах, на все готовых ради вас. Указав на новую курточку, приобретенную ценой больших жертв, скажите, что ее подарил вам любовник. Поверить вам не по¬верят, но все равно сомнение отравит душу: а вдруг и вправду подарил? Надо же! Нам ведь ничего такого не дарят. Выходит... Работая в газете младшим корректором, говорите всем, что в руках у вас – кнопка управления международной политикой. Эффект тот же – не поверят, но подумают: а вдруг... Чего только в жизни не бывает...

Психология наших людей – это гремучая смесь подозрительности и доверчивости.

Доктора наук таскаются к экстрасенсам-шарлатанам, в прошлой жизни вывшим слесарями четвертого разряда.

Все ругают прессу за брехню и все верят всему, что написано.

Все знают, что итальянскую обувь шьют на Малой Арнаутской улице – и все ее покупают и хвастаются друг перед другом и верят, что подруга на базаре приобрела пару туфель от Армани. А вдруг... Чего в жизни не бывает...

На пару недель исчезните... посидите дома... а потом скажите, что ездили в Чикаго... выиграв конкурс на лучший проект дизайна.

Не поверят, но засомневаются. А вдруг...

Все дело в том, что слушателю нет разницы – впрямь ли вы были в Чикаго или нет. Значение имеет другое – то, что вы ОСМЕЛИЛИСЬ утверждать, что там были. Это – даже лучше, чем там побывать. Потому что для поездки в Чикаго не нужно иметь смелости, нужно просто купить билет.

Зависть, ярость, обиду вызывает чужая смелость, выражающаяся в наглой, бесцеремонной лжи с полным безразличием к тому, поверят ли в нее. Нахальство – наглость – это не второе счастье, а первое, третье и последнее. Поскольку вопрос успеха – это вопрос смелости, а успех – это и есть смелость.

Все знали, что для того, чтобы устроиться на должность в фирму 000 нужно переспать с начальником – грязным жирным карликом. В конце концов, он взял свою куму. Никто не знал, что они кумовья. Решили, что назначенная женщина просто переспала с начальником. Пришли к выводу, что она – смелая женщина.

Тут мы видим, что у «смелости» есть много синонимов. Смелостью, например, считается небрезгливость. Полагают, что для того, чтобы есть навоз, нужно быть очень смелым. Н. ела навоз (спала с грязным карликом) – значит, она смелая девушка. Обсуждающие этот случай люди брезгливо морщатся и... завидуют. Их точит червь сомнений: а вдруг начальник не такой уж противный? Может, и мы бы смогли – но поздно. Место занято, должность ушла. Куча навоза смело проглочена храброй девушкой.

САМО СОБОЙ

– Вот вы тут пишете... имидж... жалость... технология... Я тоже раньше думала, что для счастья что-то нужно делать... а потом поняла – что судьба на первом плане... нужно не суетиться. Все само собою образуется.

Все образуется. Не суетись. Все само собой наладится. Все будет хорошо. Авось. Ничего. Как-нибудь. Не дергайся. Можно продолжить список присказок до бесконечности.

Мы уже писали о национальной черте – дефиците энергии вообще. Черта эта уважаемая и проявления ее: неподвижность, отсутствие же¬ланий («могу но не хочу») возведены в что-то религиозное. Не любят у нас Штольцев, ох не любят. Но книга как раз и написана для Обломовых.

О том, как правильно, как НАИЛУЧШИМ образом НЕ СУЕТИТЬСЯ.

Все иметь, ничего не делая. Не ездить за море лаптем щи хлебать, а сидеть дома, в уюте, иногда позванивая на «работу»: «Я задержусь... Я не приду. Что-то плохо себя чувствую».

Эта книга – пьедестал национальной религии: величественной лени. Лени барской, клейменой, заверенной нотариально.

Тише едешь – дальше будешь. Хочешь быть начальником – так и будь им – ходи медленно, говори негромко и мало: кому надо – услы¬шат; глядишь, станут искать в твоих словах скрытый смысл, обзовут их коанами. Незваный гость – хуже татарина. Званый – дороже алмаза. Позовут – а ты все равно не ходи. Нечего туда-сюда шастать. Кому надо – сами придут. Иногда такая позиция приносит свои плоды без дополнительных усилий. В сказках.

Дурак лежал на печке, но потом всех победил. Причем – не вставая. Уморил лежанием. Перешутил мычанием. Поставил в тупик царевну полным равнодушием к ее любви, так что она сама пришла к нему на печь и всю их любовь сделала собственноручно. В сказке – намек, но сама сказка – ложь.

Если нет сил действовать много и часто, то имеющиеся небольшие силы надо сконцентрировать в пучок и выстрелить им в нужное место. Вот это – правда. Дождаться пока Штольцы уморятся похваляться работоспособностью, выложатся, подставятся, потом тихо подойти, поковыряться в их достижениях и презрительно прищуриться на них:

«Да... и это все?!» С нужной такой интонацийкой. Все образуется, нужно только поменьше суетиться, тратить тепло.

А ведь есть на свете солнцеподобные – их на все хватает: они сочиняют песни, выпускают книги, снимаются в кино, получают олимпийские медали, да еще их хватает на то, чтобы десять раз жениться, съездить пожить в Майами и каждый день пьянствовать в ресторане.

Мы им, конечно, завидуем, но отлично понимаем, что их, может быть, вовсе и нет.

Уж слишком это все невероятно, ни на что не похоже. Тут за день чайник поставишь, на почту сходишь – и все, устал (и так у всех).

Более реальными выглядят истории (и потому сильнее задевают за живое) про то, что «звезды» чего-то очень существенного лишены (семьи, например), то есть чем-то заплатили за вершину, израсходовали тепло на подъем, не оставив ничего на жизнь; либо о том, что их успех – химического происхождения, что они все время сидят на игле или пьют по-черному, от чего быстро умирают (опять видится элемент реального, отчего звезду как бы и жалко).

Чего, казалось бы, Мерилин Монро не сидеть в том провинциальном городишке, где она 16-ти лет от роду вышла за работягу. Сидела бы и готовила еду, сплетничала с соседками – и осталась бы живой и незнаменитой.

Но она решила по-другому: семья побоку, горстями – таблетки (как нами ее история на слух воспринимается).

А мы – потихоньку, помаленьку, не суетясь. Водочку – в меру, лишних движений не сделаем, а, глядишь, обойдем всяких Пушкиных и все у нас будет. Семь раз отмерь – один раз отрежь. У семи нянек дитя без глазу. Знал бы где упадешь – соломки подстелил бы. Высоко взлетишь – низко падать будет. А если из дому никуда не выходить, то можно загодя все устлать соломой. Не кипятись. Инициатива – дело наказуемое. Наказуется требованием исполнить предложенное. Так что – не суетись. От работы кони дохнут.

КОНЕЦ. Ё

Tags: Психология
Subscribe

  • (no subject)

    не подвожу итоги, это бесполезно. мне вообще понравился пост одного парня, он пишет так: Какие книги я прочел в 2020- м? Какие фильмы я посмотрел в…

  • театр

    я прям отдельным постом поставлю а я вот сижу и думаю: А почему сейчас театры не ставят, например, Швейка? )) оч удачно было б или - как вариант.…

  • (no subject)

    со смертью Фиделя подведена жирная черта под двадцатым веком. Во всяком случае, в его идейно-политическом и персонально-героическом измерении.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments