capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Буратино неструганное

Я вошел в дом. Батюшка знал о моем приезде – ему об этом известили по телефону. Не скажу, что он был опечален моим появлением, на радости особой на его лице не было.

– С чем пожаловал? – спросил он.

– Да особо ни с чем, – как-то совсем уж робко ответил я, – Мне посоветовали приехать к вам, отче, как к духовно опытному наставнику. Хотел, чтобы вы со мной поделились опытом духовной жизни и рассказали об особенностях домашнего благочестия священнослужителя.

Отец Тимофей посмотрел на меня, слегка улыбнувшись. Улыбка у батюшки получилась какой-то неопределенной, почти вымученной, она могла скрывать и радость встречи, и недовольство приездом «неуча-бурсака». Я чуть было не испугался, но не подал вида и продолжал говорить. Объяснялся я, как мне казалось, уверенно, хотя заминок избегнуть всё же не удалось.

– Я учусь в семинарии, в четвертый класс уже перешел… Хотел бы священником стать и жить благочестиво, как подобает служителю алтаря Господня.

– Эва какой! Давно так красиво изрекать научился? – спросил отец Тимофей то ли шутя, то ли серьезно, – А жениться когда собираешься? Девушка у тебя есть? Готова ли она нести крест матушки?

Тут я снова растерялся, потому что хотя и встречался с девушкой, и отношения у нас были весьма серьезные, но о конкретном дне свадьбы мы еще не говорили. Да и в чем заключается «крест матушки» я еще не представлял, как следует, а спросить об этом у батюшки боялся – точно уж засмеет неразумного воспитанника духовной школы.

– А то думают эти невесты, – продолжал священник, – стану попадьей, муж будет деньги после службы приносить да панихидными приношениями снадбевать. Ух, сколько их таковых! Богу служить не хотят, мужьям-священникам условий для молитвы никаких не создают. Страх Божий совсем утеряли.

Последние слова батюшка произнес особо подчеркнуто, словно в преддверии значимого высказывания. Тут он достал из полки «Домострой» и начал читать:

– «Глава тридцать третья. Как мужу воспитывать жену в том, чтобы сумела и Богу угодить и к мужу своему приноровиться». Вот видишь, о чем раньше беспокоились христианские супруги? А ведь этот труд при царе-батюшке был настольной книгой в каждой церковной семье. А кому не жить по ней, как православному пастырю.

Голос батюшки становился все громче и весомее, словно при чтении протодиаконом Евангелия на литургии, но на самом пике приобщения к древним тайнам он вдруг взял паузу и начал многозначительно провещать.

– «Следует мужьям воспитывать жен своих с любовью примерным наставлением: жены мужей своих вопрошают о всяком порядке, о том, как душу спасти. Богу и мужу угодить и дом свой подобру устроить, и во всем покоряться мужу; а что муж накажет, с любовью и страхом внимать и исполнять по его наставлению и согласно тому, что здесь писано»… Вот… Тут я пропускаю… Здесь еще много мудрого сказано. Вот к примеру. «Сама бы хозяйка знала, как сеять муку, как квашню затворить – замесить, и хлебы скатать да испечь, и кислые, и пышные, и выпечные, а также калачи и пироги». И далее. «А еду мясную и рыбную, и всякие пироги и блины, различные каши и кисели, любые блюда печь и варить».

Тут батюшка остановился, уставившись на меня в упор, и спросил:

– Умеет ли твоя барышня все это готовить?
Tags: Россия, литература, религия, удивительное рядом
Subscribe

  • часть 1

  • Луганск

  • (no subject)

    Наконец: шаги! Мужские шаги. Он пришел! Я в восторге бросился к двери и распахнул ее. Перед ней стоял Шемайя Гиллель, а за ним — я упрекнул себя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment