capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Свалка иcтории? Луганские музеи: путь, длиною в сотню лет






Кто же не любит разгадывать кроссворды?! Вот и я однажды ломала голову над заданием: «Свалка истории»— слово из 5 букв. Оказалось, что это — музей. Мне, как работнику музея, страшно захотелось опровергнуть такое полушутливое мнение. Вот что из этого вышло

ПОЧТИ ЧТО ЗУБ МАМОНТА

Интересно, что первым музеем Луганска считается музей минералогический. Открыт он был в начале XIX века чаяниями горных начальников Луганского литейного завода Густава Гесс де Кальве и Е.П. Ковалевского. Первый—австриец, второй— украинский казак— хорошо понимали что для лучшего обучения инженеров нужна наглядность. Музей разместился в здании Горного ведомства. (Здание это — едва ли не самое старейшее в Луганске. Сейчас в нем находится водолечебница.) В 1823 г. в музее появляются первые экспонаты, которые были найдены в результате научных геологических исследований в Екатеринославской губернии. В ходе пополнения коллекции в музей попадали все новые и новые минералы, например: горные породы из Англии, известковый шпат— из Петрозаводска, Екатеринбурга, мрамор— из Финляндии, Норвегии, слюда— из Богемии, кварц, авантюрин, халцедон, сердолик, яшма, опал, золото— из Екатеринбурга. Геологическая коллекция с любовью изучалась, дополнялась, однако, увы, впоследствии была утрачена.

К началу XX века Луганск был динамично развивающимся городом. У городской власти были грандиозные планы: обустройство электростанции, телефонной станции, электрического трамвая. Вскоре первые два пункта стали реальностью. В Луганске существовали: заводы, магазины, рынки, гимназии, библиотеки, больницы, богодельни, клубы, сады… Из поля зрения чиновников не ускользнул и вопрос об организации в Луганске музея. Вот что по этому поводу сообщала местная газета «Луганский листок»: «По инициативе члена городской управы Н.И.Стефановича в Луганске устраивается городской музей. В свое время дума ассигновала на открытие музея 200 руб.

Ныне, по ходатайству г. Стефановича, директор Екатеринославского областного музея им. А.П.Поля, профессор Д.И.Яворницкий составляет для Луганского городского музея ассортимент монет, медалей и жетонов древнего мира разных государств и всех царствований в России.

В будущем году предполагается произвести раскопки курганов вблизи Луганска. По мнению профессора Яворницкого, раскопки эти могут дать из древнего периода жизни скифов. Все найденное при раскопках будет помещено в городской музей» (20 сентября 1916 г.)

Этим планам суждено было остаться на бумаге. И помешала не столько Первая мировая война, сколь бурные события 1917 г. (сильнейшее наводнение в Луганске весной, революции и гражданская война). В 1920 г. в Луганске была окончательно установлена советская власть. В том же году энергично принялись за обустройство музея в нашем городе. Вернее, даже двух. Первый — Луганский естественно — географический — распахнул свои двери для посетителей 23 января 1921 г. Он находился на ул. Садовой. Второй — Музей живописной культуры — открылся через четыре дня и помещался в бывшем доме Стефановича в Полтавском переулке.


На мой субъективный взгляд, во всей этой истории масса символизма. Ведь этот музей находился в доме того самого Н.И.Стефановича, уважаемого жителя Луганска, начальника ликеро-водочного завода, ратовавшего в 1914—1916 гг. за открытие музея в городе (забегая вперед скажу, что здание музея было разрушено немцами в 1942 г.) А директором музея была назначена… жена Стефановича — Софья Ильинична. Т.е. фактически она работала в том доме, где раньше жила. К тому времени за ее плечами было 20 лет педагогического стажа. И работала Софья Ильинична в музее до 1928 г., когда ей исполнилось 58 лет.

Коллекция живописного музея была как для Луганска богатейшая. В нее вошли: старинная мебель, посуда, которые были национализированы из особняков дворян и купцов Милорадовичей, Голуба, Васнева, Вендеровича, Мюрат, а также привезенные из Москвы, Харькова, Одессы картины известных художников ( как не вспомнить тут эпизод из «Золотого теленка», когда путешествующие по Востоку Остап Бендер и Александр Корейко видят в одном молодом музее только один экспонат — зуб мамонта. А смотритель музея с грустью сообщает, что это все, чем помог им столичный музей! Но, впрочем, в Одессе не поскупились).

«ТИШЕ, ДЕТИ, РУКАМИ НЕ ТРОГАЙТЕ!»

У В.В.Маяковского есть замечательное стихотворение «Корона и кепка». В нем описывается, как группа детишек—школьников в сопровождении учительницы аккурат после революции посещает музей. Далее следует такой замечательный диалог: «Тетя, а это что за ворона? — Царский орел под номером пятым. Сломан клюв, острижены когти. Как видите, обе шеи помяты. Тише, дети, руками не трогайте! И смотрят с удивлением Манятки и Ванятки на истрепанные царские манатки».

К чему я привела эту цитату? Все просто — хочу рассказать о посетителях музеев в те далекие 1920-е годы. А поможет мне в этом статья «Еще о музеях Донбасса», опубликованная в журнале «Просвещение Донбасса» в 1923 году: «Индивидуальная посещаемость превосходит групповую. А вот злостная графа «прочих», где их оказывается в 5 раз больше, чем рабочих. Это в Луганске-то? Дело спасают, конечно, учащиеся, которые посещают и экскурсиями, и отдельно. Случайно, видимо, посетили музей красноармейцы, и, по-видимому так редко заходят крестьяне, что для них нет даже рубрики отчета».

Частично слабую посещаемость можно оправдать тем, что в течение первых трех лет жизни музей не отапливался! Совсем. Трудно приходилось и С.И.Стефанович, страдали и экспонаты. Температура в музее опускалась до -6 по Цельсию! А ведь Софья Стефанович исполняла иной раз роли сторожа и уборщицы, а зарплату ей задерживали бывало месяцами. В этом случае мы можем только восхититься самоотверженным работником (но не жаждем оказаться на его месте!).

Кстати, статья «Еще о музеях Донбасса» расширяет наше представление о фондах Луганского художественного музея. В нем сберегались: скульптура, фарфор, в том числе, японский и китайский, бронза, мебель, вышивки, украинская керамика, гобелены, ковры 18 века, книги.

«НАИСКОСОК ОТ ШКОЛЫ, НА УГЛУ ПОЛТАВСКОГО ПЕРЕУЛКА…»

В 1922 году экспонаты Естественно-географического музея перевезли в бывший дом Стефановича. Таким образом два совершенно разных музея были объединены в один. Толку от этого было мало. В 1924 году музей пережил очередную реорганизацию и стал называться Социальным музеем. С середины 1930-х годов мы знаем этот музей как областной краеведческий.

Помню, как в детстве была очарована киногероем Штирлицем, любившим назначать свидания своим агентам в Берлинском музее. Я в музее свиданий не назначаю, я в нем работаю. Но вернемся в бурные 1920-е. Вот что писала газета «Луганская правда» о работе музея в 1928 году: «От иероглифа до агитплаката. На выставке печати, открывшейся 6 мая в музее, представлены экспонаты, начиная с иероглифических древнеегипетских письмен и кончая послеоктябрьской печатью. Вот образцы иероглифических надписей Древнего Египта. Иероглифы господствовали в письме с 4 тыс. до н.э. На нашем первом снимке (снимок, понятно, прилагался— автор) иероглифы воспроизведены на египетских вазах с изображением голов сыновей Озириса. Вазы эти служили для сохранения бальзамированных органов сердца, печени, т.д. Направо от них фигура писца в Древнем Египте.

Среди прочих экспонатов интересен подлинный документ «купчей крепости», относящийся к 1813 году. По этому документу помещик Александр Шидловский продал помещице Марии Шрамковой дворовую девку Сайенкову». Вот какие замечательные экспонаты хранились в Луганском музее!

А вот как вспоминает о нем известный поэт—песенник М.Л.Матусовский: «Наискосок от школы, как раз на углу Полтавского переулка, помещался краеведческий музей. А перед входом в него была установлена каменная скифская баба, каких немало можно встретить в Донбассе на степных перепутьях. Вполне возможно, что она видела воинов князя Игоря, дышала дымом их костров. Огромная тупоголовая глыба стояла покосившись и сложив под грудью на выступающем вперед пузе обрубки тяжелых рук. За 7 лет пребывания в школе мы привыкли к ней и обращались с нею запросто. У подножия ее мы играли в мяч, в классы, иногда включая и ее в свою игру». («Семейный альбом», с.69)

«МЕДИ НЕТ НА ПРОВОДА— МЫ ДОБУДЕМ ЕЕ НА КОЛОКОЛЬНЯХ!»

Подобные лозунги публиковала газета «Луганская правда» в конце 1920-х годов. Убийства священников, разграбление церквей были ужасными деяниями большевиков. В Луганске, как и по всей стране, лишь малая толика украденных из церквей икон с драгоценными камнями, серебряных дароносиц, другой церковной утвари попала в музеи. Но и здесь они были в опасности, потому что в 1941 году началась советско-немецкая война, и очень скоро она докатилась до нашего города. 17 июня 1942 г. немцам удалось захватить город. Это уже потом, задним числом, родилась легенда о «героической обороне Ворошиловграда». А тогда все выглядело не так красочно. Немецкое наступление было столь быстрым, а отступали красные столь панически, что … ни архив, ни экспонаты краеведческого музея эвакуировать не успели. Даже бывший завод Гартмана, названный большевиками в честь захвата власти в России отступавшие комиссары взорвали, чтобы ничего не попало в руки врага. Что уж говорить о «какой-то там» культуре...В Луганске тогда было два музея: краеведческий и музей революции. Оба постигла печальная участь.

ЧТО ЧИТАЛ ВОРОШИЛОВ?

На музее революции стоит здесь остановиться подробнее, ибо очень уж долго искала я о нем хоть какую-то информацию, и, наконец, наткнулась на такие факты. В перенасыщенной напыщенной похвальбой большевистским вождям книге «Великий поход армии К.Е.Ворошилова от Луганска до Царицына» (М.,1938 г.), тем не менее, находим описание этого музея. Расположен был музей революции им. Ворошилова на ул. Ленина, 36. Он состоял из четырех залов. В первом зале были представлены экспонаты, посвященные событиям 1905 г., фото Иосифа Сталина. Во втором зале представлены фото участников так называемой Луганской боевой дружины (надо сказать, занималась она весьма странными делами), картины на тему гражданской войны, Орден Боевого Красного Знамени (вручен г.Луганску в 1925 г., прикреплен к серебряной пластине. В настоящее время хранится в Горсовете).

В третьем зале хранился сундучок с личной библиотекой Ворошилова. Что же читал будущий сталинский маршал, когда вел подрывную работу в родном городе? Книги Н.В.Гоголя, несколько номеров журнала «Самообразование», труд Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке», «Популярная астрономия» Фламмариона, «Физические различия человеческих рас» Ранке.

В 4-м зале были экспонаты, отражающие смуту 1918-1920 годов. В период оккупации города немецкими войсками здание музея революции сгорело. Бытовали две версии пожара: поджог немцами и случайное возгорание. После войны восстановлен не был. Экспонаты музея революции были эвакуированы.

С экспонатами краеведческого музея получилось еще интереснее. Почти детективная история. Директор музея успел выехать из города. Судьбу экспонатов решал известный археолог, замдиректора музея С.А.Локтюшов. Часть музейной коллекции (картины, фарфор, монеты) он вместе со сторожем Н.И. Блиновым и уборщицей М.П.Загубелюк спрятали в сарае в Полтавском переулке. Согласно городской легенде, еще часть Локтюшов раздал людям, и они до сих пор «всплывают» в частных коллекциях. Ну а еще кое-что отдал немцам, дабы они обставили свои квартиры, украсили их картинами, коврами, фарфоровыми вазами.

На начальном этапе оккупации одной из задач немцев было привлечь на свою сторону местное население. Для этого открывались украинские школы, было разрешено проводить православные богослужения в церкви. Восстановили театр и цирк. Специально были выделены средства на ремонт помещения по ул. Ленина (на этом месте сейчас находится облфилармония) для создания исторического музея. Об этом сообщила горожанам и выходившая тогда газета «Нове життя» (номер от 20 сентября 1942г.). Но дальше этого, видимо, дело не пошло. Так что неудивительно, что луганчане так и не почувствовали разницы между комиссарами красными и коричневыми.
14 февраля 1943 г. Луганск был занят войсками Красной армии. С.А.Локтюшов был арестован по ложному обвинению в сотрудничестве с немцами и вскоре умер в тюрьме. А в конце 1945 г. в краеведческий музей из НКВД передали жалкие остатки музейной коллекции: два десятка картин, монеты, журналы, ваза и все. Виновником разграбления музея НКВД, по старой доброй большевистской традиции, «назначил» Локтюшова, и дело замяли. Известного археолога реабилитировали посмертно лишь в 1994 году. А в 1946 г. в Луганске открылись два музея — краеведческий и художественный. Но это уже совсем другая история.

Маркевич А. Свалка истории, или Луганские музеи: путь, длиною в сотню лет / А. Маркевич. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://freereporter.com.ua/modules.php?name=News&file=article&sid=638



http://kraeved18.livejournal.com/5068.html
Tags: История, Культура, Луганск, музей
Subscribe

  • (no subject)

    Читаю такую вещь: http://lg.vgorode.ua/news/81021/ "В Луганске появился свой Лукьяненко - Сергей Владимирович Чебаненко , заместитель…

  • (no subject)

    Кто вы в семействе кошачьих? via nataly_lenskaya & Дизайны Ники

  • Демократія рабів

    Оригинал взят у jesfor в Демократія рабів У мене є кілька знайомих, які працюють в різних банках на рядових посадах. У більшості з…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments