capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

«Враждебный антисоветский элемент» был оправдан

На днях Апелляционный суд Киева рассмотрел уголовное дело по ч.1 ст. 442 УК Украины, которое в мае минувшего года было возбуждено Главным следственным Управлением Службы безопасности Украины по факту голода в Украине в 1932-1933 годах. Суд подтвердил факт совершения преступления, раскрыл его механизм и назвал имена организаторов. Названо и количество жертв искусственного голода в Украине – 10 миллионов 63 тысячи человек.

Следствие по делу велось в целом ряде регионов Украины, в том числе, в Луганской области. В течение полугода участники оперативно-следственной группы Управления СБУ в Луганской власти занимались сбором и анализом данных, документально подтверждающих голод 30-х годов на Луганщине. Проработан огромный массив информации. Проанализированы в качестве вещественных доказательств самые разнообразные материалы: письменные воспоминании очевидцев, собранные исследователями того периода, аудио-, видеозаписи таких воспоминаний, письма и фотодокументы, сведения, касающиеся направлений движения и объемов перевозок продовольствия в тот период, документальные фильмы с хроникой тех лет, архивные материалы медицинских учреждений и т.д. – все без исключения носители информации, которая может восстановить панораму трагических событий 30-х годов и их причины. Следователями изучено 54 уголовных дела, хранившихся в архиве Управления СБУ в Луганской области, а также около 30 документов областного Государственного архива.

Как и все в реальной истории, события 30-х годов на Луганщине, впоследствии связавшиеся в народной памяти в единый смысловой конгломерат со страшным названием «голодомор», разнородны и разноречивы. Они не сводятся к простой схеме взаимоотношений «палач – жертва» уже хотя бы потому, что жертвы не только страдали и погибали, но и сопротивлялись. Материалы уголовного дела, хранящегося в архиве Управления СБУ в Луганской области, позволяют взглянуть на события начала 30-х годов в нашем крае именно с такой точки зрения.

1932 год. Сватовский район. В разгаре хлебозаготовительная кампания: сверху районам, колхозам и «единоличникам» спускается план-разнарядка по сдаче государству зерновых культур, который должен утверждаться на общих собраниях коллективов по принципу всеобщего «одобрямса». Нереальность этих планов в условиях неурожая очевидна не только рядовым селянам, но и партийцам. Однако возражения или попытки дискуссий оцениваются партийной верхушкой как «нежелание биться за урожай- или того хуже – право-оппортунистический уклонизм и саботаж. В ряде хозяйств руководители сняты с должностей и отданы под суд за невыполнение плана. По селам прокатывается волна арестов работников, которые, по мнению властей, виновны в сокрытии, разбазаривании зерна или занижении планов. Одновременно продолжаются «чистки» хозяйств от «кулаков» и прочих «чуждых элементов», которых обвиняли во всех грехах – от хищений до умышленного вредительства.

В 1932 г. партийные ячейки на местах получают юридическое право на конфискацию зерна в колхозах. Вводится смертная казнь за расхищение социалистической собственности - "закон о пяти колосках». Вступает в силу и закон, запрещающий выдавать колхозникам зерно за отработанные трудодни, пока не будет выполнен план хлебозаготовок. Обобранное до нитки село голодает, но, чтобы не дать крестьянам возможности покидать колхозы в поисках продовольствия, власти вводят систему «внутренних паспортов», намертво привязывая селян к территории проживания.

Именно в это время в Сватовском районе объявляется агитатор-одиночка – некто Порфирий Василевский. Ходит по селам, собирает крестьян, беседует, сеет антисоветские настроения. В одном замечен «на майдане возле церкви», в другом – на кирпичном заводе, в третьем – ходил по хатам. Говорит везде об одном и том же: призывает коллективы отказываться от планов хлебозаготовок, требовать от властей обеспечения продовольствием на год вперед, в противном случае пророчит еще больший голод (собственно, так и получилось). Обвиняет в недостатке хлеба Советскую власть, прямым текстом говорит о том, что колхозников умышленно морят голодом. Пламенные речи Василевского нашли отклик среди селян, особенно среди женщин, для которых во все времена тема прокормления семьи и детей была самой насущной. В колхозах, где побывал Порфирий Василевский, были сорваны собрания по принятию планов хлебозаготовок, поэтому самочинная деятельность этого гражданина не могла не привлечь внимания районного ОГПУ.

Смутьяна изловили. Ему 37 лет, женат, у него пятеро детей. По социальному происхождению – из кулаков. До революции семья имела 50 десятин земли, 9 голов скота, ветряную мельницу, сельхозтехнику. С хозяйством управлялись сами, без батраков. Налоги платили исправно. С началом коллективизации Василевский лишился всего, превратившись из кулака в бедняка. Вступил в колхозную артель, но вскоре был исключен из нее как бывший кулак и из-за того, что «проводил работу по развалу артели, высказывал недовольство колхозной жизнью». Лишен имущества и избирательных прав. Работал сапожником. Жена Порфирия после всего этого попала в психиатрическую лечебницу, детей разобрали родственники. Можно с уверенностью сказать, что на самоубийственный путь сопротивления системе бывшего сельского предпринимателя подтолкнуло отчаяние человека, потерявшего все.

В это время в сельских районах проявления более или менее организованных форм протеста против сталинской политики не были редкостью. Так, в 1932 г. председатель ГПУ УССР С. Реденс в докладной записке на имя генерального секретаря ЦК КП(б)У С. Косиора докладывал о том, что в Беловодском районе действует контрреволюционная террористическая организация, именующая себя «Спілка визволення студентів», которая планирует похитить шрифт из типографии для изготовления листовок. («Подлежит ликвидации 5 человек»). В Краснолучском районе – повстанческая группировка из числа бывших петлюровцев. Руководитель – бывший политбандит Суржко, брат агента разведки УНР. («Подлежит ликвидации 7 человек, из них 4 кулака»). В Кадиевском районе - «группировка бывших белых и раскулаченных, которую возглавляет бывший белый, служивший в отряде генерала Мамонтова – Борисов. «Подлежат ликвидации 7 человек – бывшие белые и кулаки». В Луганском районе «усиливается религиозное движение в немецких колониях. На базе молитвенных домов возникла повстанческая контрреволюционная организация, ставящая себе целью вооруженное выступление. Основные фигуранты – немцы и середняки. Намечено к аресту 10 человек».

Подобных фактов известно немало. Но дело Василевского все же по-своему уникально, потому что, в отличие от других, действовал он в одиночку, на свой страх и риск, И приговор, который ему вынес суд – тоже уникален. Василевский обвинялся по ст. 54 УК УССР – антисоветская агитация. За это можно было угодить и на Соловки, и к стенке. Но Порфирия Василевского суд... оправдал. Правда, как «враждебный элемент» он был выслан за пределы области.

Возможно, ему просто повезло уцелеть – на этот раз. А впереди был еще голодный 1933 год, период массовых репрессий, вторая мировая, затем новая волна послевоенных репрессий. Как сложилась его дальнейшая судьба и судьба его семьи, мы не знаем. Но наверняка она была нелегкой, как и судьбы многих других его соотечественников, кому выпало жить и умереть в эпоху, количество жертв которой исчисляется миллионами.

 

ЮЛИЯ ЕРЕМЕНКО, РУКОВОДИТЕЛЬ ПРЕСС-СЛУЖБЫ УПРАВЛЕНИЯ СБУ В ЛУГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

 

При подготовке статьи использованы документы архива Управления СБУ в Луганской области и материалы книги Н.М.Старовойтова и В.В.Михайличенко «Голодомор на Луганщині) 1932-1933 рр.»

 

«Враждебный антисоветский элемент» был оправдан // Жизнь Луганска,2010. - №6(1024).  –С.9

Tags: Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments