July 28th, 2009

тупики реституции

Вот думала, ничем новым меня, матусоведа, не порадуют, все-то я знаю о земляке. Ура, порадовали. Спешу с Вами поделится. Взяла из блога :"Иногда смотришь какой-нибудь альбом репродукций и читаешь: картина пропала во время Второй мировой войны. Да, много погибло, конечно. Но немало тайком вывезено, и не только картин. В 1970 году я держал в руках и пораженно листал переплетенный в красный сафьян т.н. лейпцигский экземпляр библии Гутенберга. Эта книга (точнее, книги, это два тома) стояла в шкафу в кабинете заведующего отделом рукописей библиотеки МГУ. Слышал я многозначительные намеки насчет знаменитых Каменотесов Гюстава Курбе. Наверное, судьба многих исчезнувших творений такая: либо сгорели в бомбежках, либо молча лежат в тихих местах.

Но было и смешнее. В смысле, абсурднее.

Знаменитый поэт-песенник Михаил Львович Матусовский рассказывал, как он летел из Германии на самолете, перевозившем трофеи для одного крупного военачальника. Майора Матусовского и еще нескольких офицеров просто прихватили с собой.

Самолет был набит под завязку всяким антикварным добром. Картины были повсюду, просто кипами и внавал.

Летели очень низко, над лесистыми горами. Самолет болтало. Офицеров с непривычки тошнило. Что делать? На пол ведь не поблюешь.

- Когда совсем было нехорошо, - рассказывал Михаил Львович, - вытаскивали картину подходящую, небольшую, вот такую примерно, - он показывал прямоугольник в полметра шириной, - брали ее за раму, сапогом выдавливали холст, и из него сворачивали такой кулек... блевали туда, и наружу выкидывали. Рамы потом тоже выкинули, на всякий случай.

- И много вы их так? - спросил я.

- Да не я один, - сказал М.Л. - нас человек пять было. Каждый, наверное, штуки по две, по три...

- А вы эти картины не запомнили? - спросил я. - Хоть примерно?

Он долго и добродушно смеялся."