October 2nd, 2009

Вознесенский кафедральный собор в Новочеркасске



Мне очень нравится Войсковой Вознесенский кафедральный собор, расположенный в городе Новочеркасске - столице казачьего Дона. Как и Донское казачество, собор пережил тяжелую трагедию. Три раза воздвигали его, пока не засияли золотые купола над безграничными родными степями. Шестиглавый собор имеет высоту более 74 метров. Его проектировал архитектор А.А. Ященко, а в расписывании внутреннего убранства храма принимали участие известные художники: Староборовский, Гружевский, Петрусевич, Порфиров, Поярков и др. Шли годы, и собор все больше и больше нуждался в проведении реставрационных работ. В годы гражданской войны он подвергался артиллерийскому обстрелу, в годы советской власти его превратили в склад для хранения горюче-смазочных материалов, а затем для хранения зерна местного пивзавода. В 90-х годах 20 века началась работа по возрождению собора, проведению внешней реставрации, прокладки к нему подъездных дорог.

4 февраля 1997 года постановлением мэра города Новочеркасска здание собора было закреплено за приходом Русской Православной Церкви Ростовского - на Дону епархиального управления Московской Патриархии. Сегодня собор остро нуждается в реконструкции его внутреннего убранства.

"Это означает триумф цивилизации смерти"

Суд в Польше обязал священника Марека Ганцарчика, главного редактора крупнейшего в стране католического еженедельника "Gosc Niedzielny", опубликовать извинения и выплатить штраф в размере $11 тыс. за сравнение абортов с холокостом, сообщает "Интерфакс–религия".Collapse )

"Буклет"

Недавно в Луганске открылся книжный супермаркет сети «Буклет». Зашла, посмотрела. Так себе. Хотела купить почитать Андруховича или И. Карпу. Но книги этих авторов были только на русском языке. Я так думаю, что жить в Украине и читать Андруховича на русском – это извращение. Я не извращенка, поэтому ушла не солоно хлебавши.

Также ушла из юношеской библиотеки без Андруховича и Карпы. Бо их книги были на русском, а на украинском на руках, выданы. Я лучше подожду. Взяла зато «Капитал» Жадана. Прочла. Наконец-то «Анархию в Украине» и «Депеш Мод». Кое что понравилось, кое что – нет.

Почти как Жадан

Сижу в фаст-фуде «Еврохата». В принципе, не плохо. Вот WiFi есть. И кофе по 4.95. Кофе, кстати, вкусный. Остальное нормальное, видите – я не отравилась. Сижу себе и думаю, что хотела написать что-то хорошее, например о том, как была в Новочеркасске. Это было давненько, мне было лет 14, а может и 13, и как мне понравился собор, хотя там сидели на паперти нищие, много нищих, и когда папа дал денежку одному, налетели все. Было неожиданно и странно какие они все настырные и активные оказались. Это был год 93-й, кажется.

Тогда я уже верила в Бога, но как-то без фанатизма. То есть я думала: вот если я буду вести себя хорошо (а это подразумевало мыть полы, мыть посуду, не слишком надоедать маме с алгеброй, которую я ненавидела, понятно, алгебру, а мама мне помогала решать уравнения, хотя я обычно все равно на контрольной у кого-нибудь списывала, и все такое) то и в этом году я поеду на море. Ну, это была как такая своеобразная сделка. Я говорила: «Господи! Ну посмотри – какая я хорошая. И мне так хочется на море». (На море мы ездили в Одессу, на крайний случай – в Одесскую область. Я тогда очень любила Одессу, Черное море. Хотя вообще, что я тогда видела и с чем могла сравнить? Опять таки, повторюсь – 93-й год. Хотя, море оно и есть море. Хуже всего было, когда оно было холодным. И это – в июне месяце!) Обычно это срабатывало. Но вообще-то это отдает каким-то иудаизмом: сделки с Богом… Теперь мне так не нравится. Но тогда… Кстати, собор в Новочеркасске произвел на меня огромное впечатление. Так вот, сижу я себе в кафе и размышляю таким образом как хорошо было бы написать про что-то хорошее, ну, о донских казаках, например, (что делать – люблю я донских казаков) или об алгебре (слава Богу, это слово для меня уже перестало быть ругательным давно и я даже могу сказать кое-что по этому поводу), но вынуждена опять писать о работе.

Сегодня в три часа дня (опять в шаббат) приносят мне приказ директора о том, что я, а вернее, мой диплом должна пройти нострификакцию. Т.е. опять Потупалова не успокоится, оказывает на меня психологическое давление. Но я позвонила знакомому юристу. Он мне сказал: «Сиди и не дергайся». Сижу.