February 16th, 2010

(no subject)

Иногда я люблю играть в такую игру: сижу себе, слушаю музыку и вспоминаю своих знакомых или родственников и представляю, что они делают в эту самую минуту. Я перебираю всех приятных мне людей, воображаю даже весь их день, начиная с утра и до вечера. Удобнее всего думать так о хорошо знакомых людях, о малознакомых – гораздо тяжелее, но можно. Степень «попадания» мне неизвестна. Я не провожу исследования. Хотя иногда не выдерживаю и звоню с вопросом: что ты делаешь?

Это для тренировки фантазии. Я могу «расписать» день и вовсе незнакомого человека, в мелочах представить себе квартиру, где он (или она) живет, офис, где работает, как садится в маршрутку/метро/такси/собственное авто, как идет в кино, как радуется или плачет, во что одет, каким телефоном пользуется, какие сигареты курит… И, представьте себе, часто воображаемый мною факт становится фактом реальным.

Однажды мне предложили написать цикл материалов – биографии «выдуманных» луганчан. Идея настолько пришлась мне по душе, что уже вскоре я составила правдоподобные биографии двух луганчан – купца и чиновника. Однако некоторые детали (в том числе поездка в Прагу и встреча с Кафкой) так смутили заказчика, что он не опубликовал ни одну историю.

Сон и смерть

Я очень люблю свой сон. Иногда даже просыпаться не хочется. Но все таки самое приятное после сна – снова осознавать себя. Я думаю, многие согласятся со мной. Главное, почему людей пугает смерть – это отсутствие сознания. Мы осознаем, что наше сознание умрет вместе с нами. Да, душа остается. Но сознание… (И вот опять у кого-то украла эту мысль).

Байка о змее

Есть у нас знакомый, православный. И есть у него байка о бабке, которая пришла в церковь и решила она поставить свечечку к иконе Святого Георгия. Подходит к ней священник и видит, что бабка купила две свечи, стоит и что-то бормочет. И вот она говорит священнику: «Ну, так одну поставлю Святому Георгию, а другую – Змею. Кто-нибудь да поможет». Такая вот байка. Только не хочется быть такой бабкой.

(no subject)

Когда мне было шесть лет, родители получили новую квартиру. Советское детство! Как радовались мы обыкновенному лифту. Любимым занятием было «кататься на лифте». Новый дом, хорошие квартиры, все новенькое – это было так приятно. Однако уже вскоре подъезд и лифт, стены были разрисованы, «помечены» «писающими мальчиками», исковырены и изрезаны ножами.

При входе в подъезд были установлены телефоны-автоматы. Иногда кто-нибудь баловался: один ребенок звонил своему другу, жившему на первом этаже, по телефону, а в это же время другой ребенок звонил в дверь. Удовольствия море.

Эти телефоны автоматы вскоре убрали. Но с ними связано еще одно воспоминание: один ни с того ни с сего стал бить током. Но все мы, зная это, все равно лезли к телефону. Интересно было и не очень больно.