July 16th, 2011

Донецк – город с «колбасными интересами»?

-В 19 веке в Юзовке жили русские помещики, английские инженеры, еврейские гешефтмахеры, донские казаки (за Кальмиусом), рядом греческие поселения и Святогорский монастырь. Смотри, какая интересная и горючая смесь получилась. А какого-нибудь грандиозного исторического романа, причем авантюрного в духе Дюма или Вальтер Скотта до сих пор не создано. Почему Юзовка-Сталино-Донецк так и не стали предметом серьезного и интересного художественного анализа?

–В 19 веке в Юзовке жили действительно помещики, инженеры, донские казаки за Кальмиусом (только это Юзовкой не было вовсе до 1926 года), а еще было море разливанное русских крестьян, пришедших в эти места на заработки. А вот насчет евреев ты сильно ошибаешься. Этот вопрос, конечно, не очень хорошо исследован, но не одни гешефт и прочие махеры жили в Юзовке и окрестностях. Думаю, стоит на этом немного остановится — ведь малоизвестные факты сейчас озвучу, любопытные. Так вот, примерно  с конца 19 - начала 20 веков Юзовка была самым крупным еврейским городом  Юга России (статус поселка, да, но по всем признакам это был полноценный город).

Суди сам — по данным переписи 1917 года из 90 тысяч населения 18 составляли евреи. То есть каждый пятый юзовец был евреем. По переписи конца 20—х годов евреи составляли уже четвертую часть населения города Сталино. И только в 30-х годах ситуация пошла в обратную сторону. Ну, а потом, как понимаешь, немцы «постарались».

Константин Паустовский, приехавший в Юзовку в 1916 году работать на снарядном заводе,  оставил после этого эпизода своей жизни рассказ «Гостиница «Великобритания». Это официально. А неофициально вот, что он писал своей невесте сразу по приезду 25 марта того года: «В глубокой яме, в выжженной степи, в туманах пыли — грязное, полуеврейское Юзово. Заводы и шахты. Желтое небо и черные от копоти люди, дома, деревья, лошади. Гиблое место. А завод напоминает одну из самых суровых и мрачных грез Верхарна».

Константин Георгиевич немного преувеличил, написав «полуеврейское», но суть он передал верно. Меня, когда я это рассказываю, иногда спрашивают, а что же делала здесь такая пропасть еврейского народа? Так ясно, что — работала. И представьте себе, не только в лавочках приказчиками, но штейгерами, инженерами, управляющими на шахтах, а беднота — извозчиками, как папа известного дончанина Левы Задова, или на металзаводе, как сам Лёва, начинавший трудовой путь с картеры «каталя» - это такие рабочие, которые катали к домне тележки с рудой и другими материалами.

Тележка, между прочим, 800-900 кг. А Задов, между прочим, был избран депутатом Юзовского совета от доменного цеха. Так что я не преувеличивал, когда говорил о «самом еврейском» городе — по удельному весу еврейского населения Юзовка и Сталино переплюнули в свое время такие города как   Мариуполь, Харьков, Екатеринослав и даже Киев. Это нетрудно проверить, полистав  данные переписей населения. Только Одессу не удалось обойти.

Почему вся эта жизнь не стала предметом беллетристики, я тебе не скажу, но, наверное, слишком материальна была, а искусство бежит обыденности, высокое искусство…   

- Британец Джон Юз считается основателем Юзовки, то бишь Донецка. А вот ты, как я наслышан,  с этим не согласен. Почему?

– Потому что это не совсем соответствует исторической правде, которая, впрочем, мало кого интересует. Валлийского бизнесмена, Джона Юза можно с натяжкой назвать лишь одним из основателей Донецка, тогда Юзовки. Ее основателем было Новороссийское акционерное общество, New Russia Ltd если по-аглицки. Его основателями были крупнейшие британские  бизнесмены, настоящие «короли» индустрии, видные инженеры и ученые Викторианской эпохи. А также представители русской знати, за которой стоял интерес августейшего семейства России, крупные помещики. Например, самый большой куш акций Общества урвал князь Павел Ливен, сдавший в аренду землю у Кальмиуса под завод и шахты. С ним рассчитались ценными бумагами — 400 привилегированных акций получил светлейший князь.

Для сравнения — душа и мотор всего дела, можно сказать истинный основатель и Общества, и завода, и Донецка, знаменитый железнодорожный король Британии Дэниел Гуч имел всего 200 акций, а управляющий производством Джон Юз вовсе не имел таких акций, ему достался крохотный пакет простых акций, которыми открыто торговали на фондовых рынках Лондона. Да, Юз немало сделал для постройки завода, но город в его планах не просматривался, это точно. Трудно вообще сказать, что было в его планах.

Юз по свидетельству его близких друзей вообще был полуграмотным человеком, и едва умел складывать  большие печатные буквы газетных заголовков, поэтому эпистолярного наследия после себя не оставил. Но он 20 лет стоял во главе завода, после него еще 15 лет делами заправляли его сыновья, поэтому в народном сознании его имя стало как бы главным. И поселок, вначале безымянный, потом прозывавшийся Ливенским, получил в итоге имя Юзовка. Ну, а потом уже советская историография постаралась, закрепив за Юзом славу и основателя Общества, и завода, и города. Так бывает в истории...

- Почему до сих пор не восстановлен дом Юза и дом Бальфура?

-         Сразу насчет дома Бальфура. Это миф, не было никакого дома такого. По свидетельству основателя горно-спасательной службы Донбасса Федоровича, который был близок к Новороссийскому обществу, Бальфур приезжал раз в году, обычно на Рождество, да и то – не всякий год. Специальный дом ему был ни к чему. Да и правление компании в Лондоне могло на это косо посмотреть. А то, что называют домом Бальфура, на самом деле — дом помещика Нестерова, даже поселок в котором он находится, назывался раньше Нестеровка.

Дом же Юза или Дом Свицына, как его называют коренные жители гораздо чаще по имени первого русского управляющего НРО Адама Свицына, находится в собственности у предпринимателя, который много лет за эту территорию с кем-то судится, отбиваясь, как он утверждает, от рейдерских атак на его собственность. Но я слышал, что нашлись люди, которые готовы выкупить у него эту собственность с тем, чтобы восстановить дом человека, столь долго управлявшего нашим градообразующим заводом.

- Кому, по-твоему, можно было бы поставить памятники в Донецке?

- Наверное, все-таки самому знаменитому дончанину в мире — Никите Хрущеву. Хотя бы из соображений брендовых. Надо же продвигать имя Донецка. Футбол это хорошо, но почему бы собственную историю не использовать. У проходной ДМЗ или у Дома Техники завода можно поставить бюст Адама Свицина в обнимку с бюстом супер-доменщика всех времен и народов Михаила Курако. Одному из харизматичнейших директоров завода Павлу Андрееву. Леве Задову — из тех же соображений, что и Хрущеву. А еще — всем шахтерам, металлургам, химикам, железнодорожникам, поднявших этот город из небытия, из небытия же его возвращавших после Гражданской и Великой Отечественной. У донецкого скульптора Юрия Балдина, одного из авторов монумента «Освободителям Донбасса» есть идея — сделать что-то наподобие памятника «Тысячелетие России», только в основание поставить пирамиду из угля, по периметру которой высечь всех героев донецкой истории — от князя Сергея Кочубея и Джона Юза до Хрущева и Дегтярева. 

- Чье имя надо присвоить Донецкому университету? Всем памятны попытки при Ющенко навязать университету имя Стуса.

- То имя, которое выберет сам университет — его студенты и преподаватели, это будет справедливо и демократично. Навязывать бесполезно — не приживется все равно.  А кандидатур там хватает.         

- Политолог и историк Владимир Корнилов закончил писать книгу об истории Донецко-Криворожской республики, причем это будет первая история в этого государства. Что ты ожидаешь от этой книги?

- Хотелось бы, чтобы она была выпущена как можно большим тиражом и разошлась по всем учебным заведениям Донбасса. Уникальное буферное государство, которое замалчивали при Советской власти, замалчивают и сегодня, должно войти в нашу официальную историю. Уверен, что Владимир сделал замечательную книгу, я читал отдельные куски — это здорово, увлекательно.

- Вот Андрухович и Шкляр за отделение Донбасса и Крыма от Украины. Ты как к этом относишься?

- Хотел бы я посмотреть на них и послушать, что они запоют, если б кто-нибудь реально взялся это делать. Думаю, вряд  ли они хлопали бы в ладоши. А языком молотить впустую, зная наверняка, что такого не будет, легче легкого. Вспомни Северодонецк...

- Возродится ли когда-нибудь Донецко-Криворожская республика со столицей в Харькове?

- Конечно, у старушки Истории капризный нрав, но как-то в такой вариант слабо верится.

 - Скажи, Донецк - это Украина?

- Причем, с 1918 года, кажется, когда Юзовка очутилась в УССР. Но лучше всего об этом сказано в таких строчках, не знаю чьего авторства: «Не Украина и не Русь, боюсь Донбасс тебя, боюсь...»
 

 Краткая биография.

 Измайлов Олег Витальевич

 Родился 19 июля 1963 г. в городе Торез, Донецкой области, детство и юность провел в Красном Лимане на севере Донбасса. Работал слесарем, помощником машиниста электровоза. Служил в СА, в Группе советских войск в Германии. В 1991 г. окончил журфак КГУ им. Т. Шевченко. За 25 лет журналистской деятельности побывал корреспондентом, зав. отделом, главным редактором едва ли не во всех донецких газетах, был собкором столичных изданий: «Киевские ведомости», «Газета по-киевски», «Магистраль». Автор около ста очерков по истории Донецка и Донбасса. 

Че

После мультикультурализма

Единственное, что вынес отечественный обыватель из критики мультикультурализма, это простой тезис: «мигранты достали», или ещё проще: «надо спасать Европу от чёрных». Иными словами, вся политическая дискуссия о социально-культурном развитии Запада сводится в нашей прессе к простому и практичному лозунгу: «Гони и бей!».

Крах мультикультурализма действительно является важнейшим событием в социальной и культурной жизни Западной Европы, чреватым огромными политическими, социальными и культурными последствиями. Только последствия эти, скорее всего, окажутся прямо противоположными тем, о которых мечтают ревнители расовой чистоты.

Что представляла собой политика мультикультурализма? Несмотря на красивые слова и призывы к толерантности, в основе своей она являлась сугубо расистской и дискриминационной, направленной, прежде всего, против национальных, культурных и религиозных меньшинств. По сути, мы имеем дело с системой культурного апартеида, упакованного политкорректной лексикой. Вместо того чтобы помочь иммигрантам встроиться в европейское общество и стать его органической частью, их загоняют во всевозможные формальные и неформальные гетто под предлогом поощрения и сохранения их культурной самобытности. Не удивительно, что значительная часть «новых европейцев» – магрибских арабов, турок, индусов, выходцев из Вест-Индии или Индонезии – всегда относилась к этой политике крайне негативно. Фактически либеральные элиты Запада проводили свой курс в союзе с наиболее консервативными и реакционными элементами этнических диаспор, поощряя контроль традиционалистов над «своими» общинами.

текст полностью

Марин Ле Пен и конец политкорректности

Во Франции появилась новая, набирающая популярность у избирателей политическая фигура. Это - Марин Ле Пен, с января этого года возглавившая Национальный фронт после того, как удалился на покой ее отец и основатель партии Жан-Мари Ле Пен. Для французского общества Марин Ле Пен представляет собой фигуру одновременно и достаточно типичную, и неожиданную.

Энергичная дама средних лет, дважды побывавшая замужем и мать двоих детей, разведенная и живущая сегодня с «компаньоном» — Луи Алио, вице-президентом Национального фронта, она является образцом преуспевшей и независимой женщины, при этом с откровенной неприязнью отзывается о феминизме. Что, кстати, вполне нормально для современной француженки, но совершенно не принято среди политиков.

В этом как раз и состоит «аномалия» Марин Ле Пен: сходство с массовым обывателем, представления, страхи, предрассудки и здравый смысл которого она вполне разделяет, как раз и делает ее настоящей «белой вороной» в рядах «политического класса». Там приняты собственные идеи, нормы и представления, давно уже не имеющие ничего общего с тем, что составляет жизнь «обычных» людей.

дальше

На Украине выходит первая антология социальной поэзии

Издательский проект «СТАН&Давление света» подготовил антологию социальной поэзии «Уроки вредительства, диверсий и шпионажа», в которую вошли тексты Сергея Жадана, Андрея Родионова, Елены Заславской, Ярослава Минкина, Александра Сигиды и Любы Якимчук.
​По мнению издателей, поэзия социального протеста является наиболее значимой для постсоветского пространства. Эта поэзия затрагивает актуальные проблемы современного украинского общества в его стремлении к свободе и является неким руководством к действию.
 
Название было позаимствовано у пропагандистской брошюры времен Большого террора в СССР. Таким образом авторы хотят предостеречь общество от нависшей опасности диктатуры, тревожные признаки которой первыми ощущают именно люди искусства.

Непосредственным поводом к созданию книги, по словам издателей, «стали обыски и аресты украинских писателей и попытка установления цензуры в Украине».

Книга «Уроки вредительства, диверсий и шпионажа» не поступит в открытую продажу, желающие смогут получить ее бесплатно на перформансах и презентациях литературной группировки «СТАН».

Буктрейлер книги сделан Ольгой Бодрухиной на студии VKM (Мумбаи, Индия).

(no subject)

Были вчера на озере Зелененьком. Хорошо. Только жарко.
Проезд - от "полтинника" на микроавтобусе до Ольховского массива (до дач) стоит 5 гривен. Правда, людей полно.
Че

На журналистку Радио Эра FM совершено нападение

Сегодня в Соломенском районе Киева было совершено нападение на ведущую Радио Эра FM Татьяну Хмельницкую. Мужчина, оказавшийся наркозависимым, пытался отобрать у нее сумку. Защищаясь от преступника, Татьяна упала на асфальт. После этого злоумышленник протянул ее по асфальту несколько метров и откусил девушке фрагмент ногтя. Своим сопротивлением Татьяне удалось дезориентировать нападавшего, после чего он был задержан.
Сейчас он находится под стражей, его личность предварительно установлена. Известно, что ранее он неоднократно привлекался к уголовной ответственности.

Сейчас Татьяна Хмельницкая находится в Городской клинической больнице №4. Врачи оценивают ее состояние как удовлетворительное, ей оказана необходимая помощь.