February 15th, 2012

«Ой яблочко, /Что за нация. /Кругом грабежи,/Спекуляция…»

После февральской революции полиция была распущена. На свободу вместе с политзаключенными вышло много уголовников. Каждую ночь совершались кражи. В июне 1917 года одна из луганских газет писала, что «город воюет с ворами и убийцами». Часто совершались самосуды. Социал-революционеры (эсеры) организовали свои дружины и также иногда убивали грабителей на месте преступления.

По ночам, как во все смутные времена, в городе хозяйничали блатняцкие банды и каменнобродская шпана под предводительством Саньки Гарькавого по кличке Лимончик. Они терроризировали почти все кварталы, грабили купеческие лавки, кутили ночи напролет в притонах и подпольных малинах, раздевали прохожих, насиловали девушек.

В то время бытовала популярная частушка:

«Ой яблочко,

Что за нация.

Кругом грабежи,

Спекуляция…»

В 1919 году город ненадолго заняли белые. Начальник Луганского гарнизона полковник Радкевич был вынужден, распустив арестованных гражданских лиц, реквизировать 14 июля городскую тюрьму под гауптвахту. Еще сложнее, чем военных, было держать в «ежовых рукавицах» штатских лиц.

Рабочие тащили с заводов все, что только можно было столкнуть с рук на базаре. Славяносербский уездный начальник граф А.Коновницын учреждает приказом от 21 июля промышленную стражу, обслуживающую предприятия в отношении охраны, порядка и общественной безопасности. Стража содержалась за счет предприятия.

Организовали белые и уголовный розыск. Его сотрудникам приходилось заниматься разными делами. 26 июня в отделение явился луганский мещанин Исаак Наумович Осовец и заявил, что к ним в квартиру часов в 11 или 12 ночи по Пушкинской улице в доме Сафаровой ворвался какой-то неизвестный и под угрозой револьвера начал требовать две бутылки водки. Исаак Осовец вырвался и прибежал в участок. Неизвестный же скрылся. Было установлено, что попытку ограбления Исаака Осовца совершил … агент угрозыска Иван Морозов. Морозов был задержан, обезоружен и в сопровождении агентов Сорокина, Васильева и Мазура отправлен в час ночи в кардегардию уездной стражи по Садовой улице. Недалеко от монастыря Морозов, ударив по лицу агента Мазура, бросился бежать. По нему произвели несколько выстрелов. Морозов был убит.

Потоп в Ворошиловграде. Государственная тайна образца 1985 года



Вид на улицу Кирова со стороны пивзавода. Движение общественного транспорта здесь полностью прекращено.


Воспоминания очевидца наводнения и много фотографий

«Щипачи за работой»

После того, как в Луганске надолго установилась советская власть, преступность никуда не исчезла. Не помогло и то, что в феврале- марте 1923 года производилась «чистка» милиции по городу Луганску. Из рядов милиции были изгнаны те, кто служил у белых, дезертиры. Да это и не могло помочь.

В начале 1920-х годов жители города жили очень бедно. Не хватало продовольствия. 3-4 января 1921 года прошли забастовки рабочих завода Гартмана, Патронного завода, суконной фабрики с требованием «Дайте хлеба». У многих не было даже одежды, чтобы ходить на работу. Впрочем, работы тоже часто не было. Луганчане болели туберкулезом, малярией, другими заболеваниями. Воровали все и все. По- прежнему было много драк и хулиганских выходок. Обстановка осложнилась после того, как в строй вновь был пущен Луганский ликеро-водочный завод(1925 год). Повсюду организовывались коммуны, дома инвалидов, детские приюты… Но помогало это мало. Несовершеннолетних преступников и беспризорников было огромное количество. Они тоже были вооружены – ножами. Раздевали даже красноармейцев, если те ходили вечером по-одиночке. Подростки устраивали поджоги, ради самого удовольствия посмотреть на пожар.

Газета «Луганская правда» в 1923 году сообщала читателям, что: « Когда идешь в театр им. Ленина (завода «ОР») подвергаешься от моста до самого входа в театр преследованию целых толп подростков, торгующих папиросами и конфетами и просто идущих туда похулиганить. Подростки ругаются и творят различные безобразия. Особенно настойчивым приставаниям подвергаются женщины, такое безобразие нужно прекращать, это может сделать заводская охрана».

Положение не меняется и к концу 1920-х годов. «Гопники» устраивали драки в Центральном Клубе Металлистов. Особенно они буянили, когда «крутили» кино.

Случались изнасилования. Рецидивист Захаров за изнасилование гражданки Тарасенко получил 5 лет тюрьмы с высылкой за пределы Украины на 3 года после отбывания наказания. Впрочем, он мог бы и не совершать такого преступления. В 1928 году в Луганске наблюдался рост проституции. По вечерам Ленинградская и Пушкинская улицы были наводнены проститутками. В город «на гастроли» приезжали проститутки из других городов – Ростова, Сталино, Харькова и т. д.

Крали везде, кроме трамваев. Тогда их просто еще не было в городе. Однажды вечером при обходе города патрули заметили неизвестного с грузом на плече. Им оказался старый знакомый, вор-рецидивист Алексей Шелихов. В мешке обнаружена шуба на хорьковом меху, украденная из дома гражданина Руденко (ул. Интернациональная).1 января 1928 года у Моисея Гербера в фойе Нардома из кармана похищены 5 рублей. На базаре у Ольги Запорожской был похищен ридикюль со 150 руб. и золотым кольцом. На Конном базаре цыгана Семена камнями и палками чуть не забили до смерти крестьяне-торговцы. Думаю, не нужно объяснять, что мог украсть цыган на Конном базаре. Пока дождались участкового, свидетелей самосуда и след простыл.

Крали даже и у самих милиционеров. Случай в кинотеатре «Красный Маяк» получил известность как «Щипачи за работой». Милиционер Матвей Голышев пошел в синематограф посмотреть фильм «Приключения подкидыша». Там у него украли наган. Оружие неожиданным образам всплыло 4 февраля 1928 года. При обыске на квартире, проходящей по делу о шайке грабителей, было изъято 3 нагана, обрез и много патронов.

Хватало и аферистов. Словно дети лейтенанта Шмидта рыскали по УССР Моисей Авербух, Федор Латинский и Леонтий Зарубинский. Выдавая себя за инвалидов Красной армии, они выманивали у наивных крестьян (в т.ч. и в Луганском уезде) хлеб и деньги. На собранные деньги они приобрели 3 лошади и 2 повозки. Райотделение Краснолучского р-на выдало им удостоверения, в которых между прочим было написано: «Принимая во внимание, что указанные товарищи страдают психонервностью в самой широкой форме, просьба не задавать всевозможные вопросы, ввиду имеющихся случаев припадков». Мошенники пытались улизнуть из Луганска, но были задержаны и в настоящее время находятся в ДОПРе. Угрозыском по этому делу проводится самое тщательное расследование». («Луганская правда», 31 октября 1928 г.)