September 23rd, 2013

Fire

Погибший в супермаркете мужчина оказался физиком-ядерщиком

По словам соседей - мужчина был добрым и отзывчивым, всю жизнь проработал в Институте ядерных исследований.

Во вторник в Киеве похоронят пенсионера, который в субботу погиб в строительном магазине "Эпицентр" на Берковецкой. По словам дочери погибшего, она была неподалеку от отца, когда случилась беда - ему на голову упал палет с товаром.

- Когда отец был в отделе с линолеумом, я стояла неподалеку, в другом отделе, - рассказала дочь погибшего Алла Корченко. - Когда на него все упало, подбежала, ужаснулась... Потом на место приехала милиция, дирекция супермаркета. Они поступили с нами по-человечески. Пообещали оплатить похороны, дать компенсацию и оплатить другие издержки.

Соседи говорят о Леониде Адамовиче только хорошее - был добрым, отзывчивым. Всю жизнь проработал в Институте ядерных исследований.

Но в последнее время тяжело болел. По словам знакомых семьи в субботу вечером пенсионер с семьей ехали на дачу за город. В "Эпицентр" зашли, чтобы выбрать лестницу - стремянку.
Cat

что покупают редакторы газет в супермаркете, куда приезжают на авто советского производства?

Укроп, колбасу неизвестного мне сорта, кофе молотый Якобс, сигареты, бананы, конфеты или печенье, пирожки...
Че

(no subject)

Поясню предысторию.
Получившая после прошлогодних выборов качественную депутатскую крышу околосвободовская молодёжка, активизировала практику уличных нападений на левых и около-левых активистов. Особенно им полюбился профсоюз “Прямое Действие”. Правые не могут простить унижения 2010-2011 годов, когда им не позволили использовать в своих целях кампании против нового закона об образовании или о платных услугах в ВУЗах. Акции были достаточно многочисленными по украинским меркам, более того, они были успешными – закон об образовании, который лоббировался на самом верху, до сих пор не принят. Нацисты были на этом празднике лишними и довольствовались мелкими провокациями, вроде попыток пронести на акцию антисемитские плакаты или скандирования лозунгов “студентська свобода” (в ответ на “свобода-рівність-студентська солідарність”) или “зигуй-бухай” (в ответ на “бунтуй-кохай”). Тогда же и произошли первые нападения (как правило, они совершались после акций), угрозы, попытки срыва собраний.

Сейчас младосвободовцы активно мстят за идеологическое поражение. Мстят очень трусливо и подло, нападая на нонкомбатантов. Это не стычки между “фа и антифа”, многие пострадавшие члены ПД далеки (как по мне – слишком далеки) от уличного антифашизма. Старшие члены партии обеспечивают свободовским боевикам поддержку и покровительство: вытягивают их из райотделов, а также помогают отбелить своих боевиков перед прессой, которая в целях “объективности” с удовольствием ретранслирует ложь людей с депутатскими корочками.

Но между левыми и правыми есть одна большая разница. Свободовцы могут рассчитывать на себя, на деньги, которые подкидывают им олигархи пока считают их выгодными, на небольшую власть и влияние внутри страны. У левых и анархистов, при несравнимо меньших ресурсах, есть возможность действовать на международном уровне. Немецкий нацист очень вряд ли вступится за украинского нациста, и наоборот. У безродных космополитов же присутствует представление о солидарности, которое плохо понятно тем, кто привык мыслить исключительно категориями “крови и почвы”. А значит их больше и они неизбежно окажутся сильнее. Силы прогресса вообще всегда сильнее, чем силы реакции.