capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Моэм, о том, как сделать писателя писателем

Нужно признать, что этой растущей известностью он был во многом обязан
ей. Слава пришла к нему только в последние годы его жизни, когда он уже
давно перестал писать, но основы ее были, несомненно, заложены неустанными
усилиями миссис Траффорд. Она не только вдохновила (а может быть, отчасти
и написала: у нее было бойкое перо) статью, которую Бартон в конце концов
представил в "Куортерли" и в которой впервые говорилось, что Дриффилда
следует поставить в один ряд с мастерами английской литературы - она еще и
организовывала хороший прием каждой выходящей его книге. Она везде бывала,
встречалась с редакторами и, что еще важнее, с владельцами влиятельных
изданий; она давала вечера, на которые приглашала каждого, кто мог
оказаться полезным. Она заставляла Эдуарда Дриффилда читать отрывки из
своих произведений на благотворительных собраниях в домах самых
высокопоставленных персон; она следила за тем, чтобы его фотография
появлялась в иллюстрированных еженедельниках; она лично просматривала
каждое интервью, которое он давал. В течение десяти лет она была
неутомимым литературным агентом. Она упорно держала его в центре внимания
публики.
Миссис Бартон Траффорд наслаждалась вовсю. Но она оставалась верна
себе. Приглашать его в гости одного, без нее, было бесполезно: он
отказывался. А когда на какой-нибудь обед приглашали ее, Бартона и
Дриффилда, они и приезжали вместе, и уезжали вместе. Она ни на минуту не
спускала с него глаз. Хозяйки могли приходить в ярость, но им
предоставлялось только мириться с этим. Как правило, они мирились. Если
миссис Бартон Траффорд случалось быть немного не в духе, это проявлялось
только через него: сама она оставалась очаровательной, а Эдуард Дриффилд
становился необычно резок. Но она прекрасно знала, как его расшевелить, и,
когда общество было достаточно изысканным, умела заставить его блистать. С
ним она вела себя безукоризненно. Она не скрывала от него своего
убеждения, что он - величайший писатель современности; она не только за
глаза неизменно называла его мастером, но и в глаза всегда так к нему
обращалась, и это звучало, может быть, отчасти шутливо, но лестно.
Некоторую игривость она сохранила до самого конца.
Tags: Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments