capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Category:

Почему с Лисичанских холмов ушли олени, а поселились соколы

2 сентября в Лисичанске будут отмечать 300-летие своего города. Даже Верховная Рада под это денег выделила. Праздновать – это хорошо, а особенно, с деньгами. Местные власти в стране давно поняли, что под юбилей можно отхватить из бюджета «копеечку», и начали назначать или переносить на нужное время даты появления своих городов. Первым в свое время, пожалуй, был Киев. Но и Луганск в этом преуспел, назначив в трудный 1995 год свой 200-летний юбилей, и за счет этого удалось подлатать свое коммунальное хозяйство.

Тогда же и Лисичанск, забыв, что в 1960 году он уже отметил 250-летие, попытался пристроиться к Луганску и получить «свое». Однако не вышло. Но историки ведь старались, искали обоснование, писали новую историю. И теперь Лисичанск имеет две истории, одна идет от 26 запорожских казаков, которые поселились в Лисичьем буераке в 1710 году, а вторая начинается от известного Екатерининского указа 1795 года и открытия первой шахты Донбасса.

Тема двух историй Лисичанска нашла отражение в предлагаемом вниманию читателей краеведческом материале.

 

Долго в Лисичанске считали, что  холмы крутого правого берега Северского Донца, на которых расположен город, называются Оленьими горами. В 1960 году, к 250-летию города, на удобном и просматриваемом с левого берега месте, была даже установлена армоцементная фигура оленя. Это место жители так и назвали – смотровая площадка “Олень”. С нее открывается замечательная панорама соседнего города Северодонецка и его главного предприятия – химического гиганта “Азота”, как на ладони видны река, мост через нее, водная станция, леса и озера. Площадка расположена над обрывом очень давнего карьера, где еще тысячу лет назад половцы брали камень для изготовления фигур своих “баб”, каменных изваяний, устанавливаемых на курганах могильников и святилищ.

Сегодня на это символическое место любят приходить выпускники школ встречать рассвет нового дня, первого в своей “новой” жизни, сюда привозят туристов экскурсионные бюро, приходят художники на этюды.

Но как-то вдруг, как гром среди ясного неба, жители города осознали, что никогда возвышенность, на которой стоит Лисичанск, не носила названия Оленьи горы, и совсем некстати стоит Олень на высокой круче над Донцом. А полагалось бы парить над Донецкими кручами “соколам – этим хищным птицам, летающими парящим полетом”, так красиво и поэтично описал их краевед В. И. Подов, автор солидного тома “Истории города Лисичанска” и десятков других книг по истории Донбасса.

Владимир Иванович Подов не только придумал поместить Лисичанск на Сокольих горах, но и создал новую историю самого города. А символом этой истории и стали Сокольи горы. Ведь до него лисичане знали историю своего города по книге Никиты Васильевича Лопатина “У колыбели Донбасса”. По версии Лопатина история Лисичанска начиналась в 1710 году, когда в Лисьей Балке, расположенной в Оленьих Горах – возвышенности Донецкого кряжа, простирающейся по правому берегу Донца, появились три шалаша запорожцев. Олень, вставший над лисичанской кручей в год празднования 250-летия Лисичанска, стал как бы символом этой истории.

В 1995 году В. И. Подов издает “Историю Лисичанска в документах” с подзаголовком “К 200-летию основания”. За отправную точку в истории Лисичанска он берет Указ Екатерины II от 14 ноября 1795 года “Об устройстве литейного завода в Донецком уезде при речке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стороне каменного угля”. Символом этой своей версии истории города Подов выбирает Сокольи горы, о которых он упоминает уже в первом абзаце этой книги, а первую главу он так и назвал “Соколиные горы”. В 1996 году выходит следующая его книга “К тайнам истории. Заметки краеведа”, где он развивает тему Соколиных гор и закрепляет свою историю Донбасса, в которой, цитируем: “По правому же берегу Северского Донца между речками Бахмутом и Луганью до середины 18 века не было ни одного населенного пункта. Правый берег Донца оставался дикой, незаселенной степью” (В. И. Подов. Открытие Донбасса. Луганск, 1991 – с.44). Очень настойчиво авторитетный краевед насаждает мысль о нахождении Сокольих гор в Лисичанске, чтобы забылись Оленьи горы и вместе с ними история города, написанная Лопатиным. Даже в книгу документальных повестей о лисичанских подпольщиках “Соколиное гнездо”, изданной в 2000 году, он ухитрился включить “историческое” обоснование местонахождения Сокольих гор в Лисичанске.

Мы не ставим себе задачу оценивать, какая из версий истории Лисичанска ближе к истине. Время это сделает лучше нас. Скажем лишь, что на карте 1750 года на месте современного Лисичанска отмечено три слободы – Пещеровка, Лобовка и Белинка, и славяносербы пришли не в “дикую, незаселенную степь”, а свои роты ставили в местах проживания коренных жителей.


Лисичанск в 1913 году

Наша задача – установить, где же находились Сокольи горы. 

Нам довелось познакомиться со многими старыми книгами и документами, в том числе и с теми, которые “цитирует” Подов, обосновывая расположение Сокольих гор на Лисичанском берегу Донца. Слово “цитирует” мы взяли в кавычки, потому что с цитатами Подов обращается весьма вольно. И нигде нам не попалось подтверждений того, что Лисичанск расположился на Сокольих горах или хотя бы рядом.

Документы свидетельствуют, что Сокольи горы находились “за полтора днища или за два от Азова”. Цитата взята из показаний станичных голов 1581 года, когда еще большие расстояния измеряли в днищах. Это расстояние, которое одолевал всадник на лошади за день. Днище составляло 50-70 верст, в зависимости от местности и времени года. Значит, до Азова от Сокольих гор было около 100 верст. От Лисичанска до Азова, который находился при впадении Дона в Азовское море, явно больше.

Что же понудило Подова думать, что Лисичанск находится на Сокольих горах?   

В своих книгах Владимир Иванович опирается на две цитаты, которые считает основным и бесспорным доводом своей правоты. Приведем их и мы.

 

“… Станичники из Белгорода доезжали до речки Белой и устья Айдара и до Сокольих гор”.

“О сторожевой, станичной и полевой службе на польской Украйне

Московского государства до царя Алексея Михайловича

Сочинение И. Беляева. Москва, 1846 г.

 

“Из Белгорода бояре и воеводы для бережения и осмотру татарских шляхов и бродов Белгородской черты посылали с письмами станичников вниз по реке Донцу до урочища до Сокольих гор. А те Сокольи горы над рекой Донцом ниже речки Бахмута и Жеребца и Красной”.

Грамота Петра I Изюмскому полковнику Ф. В. Шидловскому

от 14 октября 1704 г.

Записки Одесского общества истории и древностей 1844 г., т. I, с. 361

    

Основываясь на этих двух документах, или даже фрагментах документов, Подов делает вывод, что станичники сторожевой пограничной службы Московского государства из Белгорода доезжали до речки Белой, левой притоки Айдара, спускались по Айдару до устья и поворачивали на северо-запад до речки Боровой. На этом участке, по его мнению, и расположились Сокольи горы – “ниже речки Бахмута и Жеребца и Красной”.  

Вот только у Беляева нет упоминания о речке Белой, не только притоки Айдара, а вообще не упоминаются никакие Белые или Беленькие. А что же есть?

Цитируем И. Беляева (с.51): “Разрядные росписи станичных разъездов в 1644 году свидетельствуют, что наши станичники из Белгорода с Ногайской стороны доезжали вниз по Дону до Боровой до усть-Айдара и до Сокольих гор, на девятый день пути от Белгорода… ”.

Сделаем некоторые пояснения. Ногайская сторона – это левый берег Донца, потому что принадлежал ногайским татарам, правый берег принадлежал крымским и назывался Крымской стороной. В тексте упоминается не Донец, а Дон, и сделана ссылка на росписи станичников, т.е. так было написано в документе 1644 года. Может писарь или переписчик в слове Донцу пропустил букву и получилось Дону. 

Но река Боровая, не Белая.

Книга Беляева содержит 56 страниц текста автора, а затем 86 страниц источников, документов, на которые он опирался при написании своего текста. Документ № 81 и есть та самая разрядная роспись. Приведем ее, она дает представление о маршруте станиц:

Лета 7152. Апреля в 14 день по Государеву Цареву и В. Князя Михаила Федоровича всея Русии указу, станичным головам и детям боярским ездоком и вожем Государева служба служити в станицы ездити до урочищ, и сакмы переезжати, и вестей про Татар и про всяких воинских людей проведывати подлинно, и с станиц в Белгород приезжати с прямыми вестями:… одною дорогою по Ногайской стороне вниз по Дону к урочищам до Боровой и до усть Айдара и до Сокольих гор мимо Царева городища; а проезду станичником из Белгорода к Сокольим горам на скоро о дву конь в 9-ть день, а назад тож; а переезжать Изюмскую и Кальмиюскую сакмы.

Упоминаемое Царево городище – это сожженный на тот момент Царев город или называемый еще Царев-Борисов, (сегодня Червоный Оскол Харьковской области – Авт.), который находился при впадении Оскола в Северский Донец. В тот период это был самый южный город Московского государства, выдвинутый в степь на 170 километров от Белгорода, его несколько раз сжигали и восстанавливали.

Понятно, что путь от Белгорода до Сокольих гор проходил левым берегом Донца (по Ногайской стороне), мимо Царева городища, пересекал Изюмскую и Кальмиусскую сакмы, последняя проходила в двух верстах от устья реки Боровой, далее шел к устью Айдара и вниз по Донцу до Сокольих гор. А не спускался по Белой к устью Айдара и поворачивал на запад к Красной и Жеребцу, как считает Подов.

Местонахождение Сокольих гор очень точно указано в “Книге Большому Чертежу”, написанной в 1627 году. Приведем фрагмент, по которому каждый желающий легко сможет посчитать и убедиться, что расстояние от Боровой до Сокольих гор составляет около 140 верст.

 

А ниже Красной речки пала в Донец речка Боровая, а меж Красной и Боровой верст с 10.

А ниже Боровой с Нагаискои стороны колодезь Ольховой, от Боровой верст с 20.

А ниже Ольхового колодезя с Нагаискои стороны пала в Донец река Аидар, от Ольхового колодезя до Аидара верст с 30.

А ниже Аидара с Нагаискои стороны пала в Донец речка Явсюга, от Аидара до Явсюги верст с 6.

А ниже Явсюги, с Нагаискои стороны пала в Донец речка Деркул, от Явсюги до Деркула 1.

А выше Деркула на Донце Сизые горы, с Крымской стороны, от Деркула версты с 2.

А ниже Деркула пал в Донец Митякин колодезь, от Деркула до Митякина верст с 15.

А ниже Митякина пал в Донец Вишневецкои колодезь, от Митякина до Вишневецкого верст з 20.

А ниже Вишневецкого пала в Донец река Глубокая, от Вишневецкого до Глубокие верст с 5.

А ниже Глубокого пала в Донец речка Колитвенец, от Глубокие верст с 15.

А ниже Колитвенца пал в Донец Дядин колодезь, от Колитвенца до Дядина колодезя верст с 8.

А против Дядина колодезя, на Крымской стороне Хорошие горы.

А ниже Дядина колодезя, с Нагаискои стороны пала в Донец река Белая Колитва.

А против Колитвы, с Крымской стороны, на Донце, Гребенные горы.

А ниже Колитвы, на Донце, Сокольи горы, с Нагаискои стороны.

А от Колитвы до Сокольих гор верст с 15.

А у Сокольих гор з Белагорода станичники кладут доездные памяти.

А ниже Сокольих гор пала в Донец, с Нагаискои стороны, речка Быстрая, от Сокольих гор версты с 4.

А от Быстрыя до Роздоров, где Донец пал в Большой Дон, верст с 40.

Обратим внимание на последнее предложение – Донец пал в Большой Дон. Донец – малый Дон, а Большой Дон – это современное название Дона, то есть малый Дон влился в большой Дон. Похоже, что во времена составления разрядных росписей Донец тоже называли Доном, но различали большой и малый Дон. Этим можно пояснить запись в документе “доезжали вниз по Дону до Боровой”.

Как видим из приведенного фрагмента, Сокольи горы находятся с Ногайской стороны, то есть на левом берегу Донца, в районе современного города Белая Калитва Ростовской области. Лисичанск же находится на правом берегу, на Крымской стороне. Лисичан, которые знают, что у Северского Донца левый берег пологий, а правый – крутой, гористый, может смутить, что Сокольи горы находятся на левом берегу. Но это уже парадоксы геологии, причуды отношений Донецкого кряжа с Северским Донцом. Приведем описание Донца в этом районе по словарю Брокгауза и Эфрона:

“В пределах области Войска Донского в 10 верстах ниже Каменской станицы, Донец врезается в самый каменноугольный кряж и отсюда начинает левый берег Донца приобретать совершенно тот же вид, какой до этого имел правый берег реки.

Подобный характер берегов Донец сохраняет на протяжении 59 верст до хутора Дядькина, далее следуют чрезвычайно живописные и величественные утесы, продолжающиеся до слияния Донца с Калитвою. Несколько ниже, у станицы Усть-Быстрянской, картина внезапно меняется. Донец снова упирается в меловую формацию, и она почти безотлучно сопровождает левый берег Донца, тогда как правый представляет низменную равнину, пересеченную то болотами, то песчаными дюнами”.

Директор Белокалитвенского краеведческого музея подтвердил, что у них до сих пор существуют названия гор: Гребенные, Хорошие и Сокольи.

Знаток истории донского казачества, русский генерал, атаман Всевеликого Войска Донского, военный и политический деятель, известный писатель и публицист Петр Краснов в книге “Картины былого Тихого Дона” описывая дороги, ведущие на территорию Войска Донского, также указал местонахождение Сокольих гор:

“ Одна из таких дорог лежала на левой, ногайской стороне Донца. Она входила в казачью землю выше р. Деркула, а затем шла на р. Глубокую, Калитвенец, к Сокольим горам. За Сокольими горами, за речкою Быстрою лежал первый казачий городок Раздоры”.

Это описание Новой Кальмиусской дороги, сделанное П. Красновым, также подтверждает, что Сокольи горы находились между речками Калитвенцем и Быстрою, вблизи Раздоров. Описание совпадает с приведенным в “Книге Большого Чертежа”.

А как же понимать вторую цитату, на которую опирается В. И. Подов в своем утверждении, указывающей, что “те Сокольи горы над рекой Донцом ниже речки Бахмута и Жеребца и Красной”? Ведь действительно, после Жеребца и Красной начинается территория Лисичанска. Цитата верна, только вот в ней, вырванной из контекста, не сказано, что между рекой Красной и Соколиными горами расстояние в140 верст. Это цитата из грамоты Петра I Изюмскому полковнику Ф. В. Шидловскому “Память из Розряда в Посольский приказ по поводу спора между донскими казаками и Изюмским полком о Бахмутских соляных варницах и других угодьях”.

Такой опытный и авторитетный краевед как В. И. Подов прекрасно знает историю спора изюмцев и донцев за Бахмутские соляные варницы, приведшего к Булавинскому восстанию. И те, и другие обратились к царю с просьбой отдать им во владение соляные варницы, доказывая, что это их территория. Пришлось царю вникать в историю вопроса и, ссылаясь на документы Посольского приказа, решить спор в пользу Изюмского полка, указав, что территория соляных варниц аж до реки Красной принадлежит им. В споре за соль изюмцев мало интересовали реки ниже Красной, ведь там соли уже не было. И хотя до Сокольих гор еще было много речек, но по ним стояли донские казачьи городки, и изюмцы на них не претендовали.

Чтобы расставить все точки над і, и вернуть Сокольи горы на свою историческую родину на левый берег Северского Донца в район города Белая Калитва, напомним о расстоянии от Белгорода до Сокольих гор “на скоро о дву конь в 9-ть день”. Если станичники проезжали за день около 50 верст, то за 9 дней они преодолевали расстояние примерно в 500 километров. Каждый желающий может отмерить по современной карте 500 километров вдоль Донца и оценить место, куда он попадет – Лисичанск или Белая Калитва.

Сегодня мы точно не можем сказать, как называлась местность, на которой стоит Лисичанск. В разных источниках Донецкий кряж, в зависимости от времени, назывался то Аланскими горами, то Донецкими стяговыми горами. Н. В. Лопатин, ссылаясь на брошюру “Оленьи Горы ”, изданную Екатеринославским губернским правлением в 1838 году, говорит, что Оленьи Горы – это местность, простирающаяся от Верхнее-Кундрючевской станицы Войска Донского по правому гористому берегу Донца до уездного города Короча Курской губернии, то есть это название северных отрогов Донецкого кряжа. В эту местность, естественно, входит и Лисичанск, расположенный на правом, гористом берегу Северского Донца. А есть еще фотография 1932 года, на которой горы под Лисичанском, именуются Каменными. И в этом есть резон, ведь еще половцы брали глыбы песчаника с этих гор для изготовления каменных надкурганных изваяний, да и Пещеровка, одно из первых поселений Лисичанска, получило свое название от пещер, образованных в песчанике, залегающих на глубине до 60 метров.

Мы можем констатировать, что никогда возвышенность, на которой расположен Лисичанск, не называлась Сокольими горами.

Будем считать, что знаменитый историк-краевед В. И. Подов ошибся, а не умышленно хотел заменить Оленьи горы Сокольими, чтобы лисичане поменяли историю своего города, связанную с Оленьими горами и именем Е. Лопатина, на историю, предложенную им.

Сергей КАЛЕНЮК,

Николай ЛОМАКО

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments