capricios

Categories:

Детство монстров Как, кто и почему породил Кинг-Конга и Годзиллу

В прокат выходит блокбастер «Годзилла против Конга». Культовые монстры не сходят с экрана уже десятки лет — у Кинг-Конга вышло 11 фильмов, а у Годзиллы 35,— но встречались они до сих пор только однажды в 1962-м. Чтобы лучше подготовиться к их новой встрече, Никита Солдатов выяснил, как, где и при каких обстоятельствах родились эти великие киномонстры и как встретились впервые

Кинг-Конг — «Восьмое чудо света»

«Кинг-Конг», 1933

Фото: RKO Radio Pictures Inc.

Первое появление: фильм «Кинг-Конг», режиссер Мериан Купер, 1933

Мериан Купер
Кинг-Конг не просто гигантская горилла, а гигантская горилла, противостоящая современной цивилизации»

Идея: ложное представление о горилле

Будущий режиссер и создатель самого знаменитого кинопримата Мериан Купер стал фанатом горилл в шесть лет, когда наткнулся на «Исследования и приключения в Экваториальной Африке». Книга была написана в 1861 году сыном французского колониста в Габоне Полем дю Шайю и содержала первое подробное описание горилл — кровожадных монстров, которые наводят ужас на местные племена. Как выяснится в начале XX века, сведения Шайю не имели ничего общего с реальностью, но тогда, после выхода, книга стала одним из главных научно-популярных бестселлеров XIX века и породила моду на экспедиции за обезьяньими шкурами. Гориллы стали поп-культурным феноменом: карикатуры с гориллами стали появляться в газетах по всему миру, в салонах начали танцевать «кадриль гориллы». Выросший и ставший режиссером Мериан Купер отправился в Африку, снял там несколько документальных фильмов о бабуинах и туземцах, но живой гориллы так и не встретил. Зато он решил снять игровой фильм о горилле и сделать ее — видимо, под влиянием Шайю — полумифическим монстром.

Сюжет: чудовище, укрощенное красавицей

Сюжетную завязку своего фильма Мериан Купер придумал, когда в 1926 году его приятель, исследователь Дуглас Берден, привез в Нью-Йорк комодского варана. Берден был не только одним из первых американцев, попавших на индонезийский Комодо, но и единственным, кто сумел поймать и перевезти в США нескольких варанов. Там трехметровых ящериц прозвали драконами и поселили в зоопарке Бронкса, поглазеть на них съезжались тысячи американцев. Купер, поначалу впечатлившись опубликованным отчетом Бердена о поездке, думал писать сценарий о битве самца гориллы и комодского варана. Но когда жившие в зоопарке ящерицы издохли, не выдержав перемены климата, Купер добавил в сценарий новую сюжетную линию: теперь горилла, победив в битве варана, оказывалась в плену американских натуралистов, которые отправляли ее в нью-йоркский зоопарк. Впрочем, в отличие от комодских варанов в зоопарке Бронкса, в сценарии Купера горилле по имени Кинг-Конг предстояло не погибнуть в неволе, а вырваться и отомстить похитителям.

Любовная линия «Кинг-Конга» была частично заимствована из расистского софт-порно-мокьюментари 1930 года «Ингаги». В нем американские исследователи в Африке встречают племя туземцев, которые приносят женщин в жертву стае горилл. Авторы фильма утверждали, что съемки были документальными, и это обеспечило фильму отличную кассу: посмотреть, как белые охотники спасают обнаженных туземок от гориллы-насильника, захотело столько людей, что пришлось сделать дополнительные копии. Формула «горилла + привлекательная женщина» казалась настолько успешной, что, когда Мериан Купер предложил студии RKO идею фильма, продюсеры потребовали, чтобы в картине обязательно была «дева в беде», которую горилла полюбит всем сердцем.

Фон: Великая депрессия

Герои «Кинг-Конга» встречаются в разгар Великой депрессии: режиссер, вынужденный ради заработка ехать в экспедицию на съемки, и безработная девушка, которая от безысходности соглашается сняться у него. Финансовый кризис, впрочем, определил судьбу не только героев, но и самого фильма: в обанкротившейся Америке особенной популярностью кинозрителей пользовались эскапистские жанры — мюзикл и ужасы. «Кинг-Конг» с романтической линией и монстром в главной роли как бы объединял их в себе, что в итоге и стало гарантией его кассового успеха. Но кризис сказался и на производстве фильма: в отличие от режиссера из своего фильма, Купер не поехал на запланированные натурные съемки в Африку — у студии не было на это денег. В ситуации жесткой экономии снимать джунгли пришлось в старых декорациях: например, для стены, защищающей туземцев на острове Черепа от Кинг-Конга, была использована стена Иерусалимского храма из пеплума 1927 года «Царь царей».

Спецэффекты: «Затерянный мир»

Непосредственным создателем Кинг-Конга был главный мастер по спецэффектам в тогдашнем Голливуде Уиллис О’Брайен, который первым в США использовал технику покадровой анимации. Шедевром О’Брайена была экранизация конан-дойлевского «Затерянного мира» 1925 года: в ней анимированные кадры с 50-сантиметровыми резиновыми моделями динозавров были объединены с играющими актерами. Именно О’Брайен, приглашенный работать для «Кинг-Конга», придумал сделать гориллу гигантской, а комодского варана, с которым должен был бороться Кинг-Конг, заменил динозавром из «Затерянного мира». В результате «Кинг-Конг» оказался еще более кассовым, чем «Затерянный мир», и породил моду на фильмы о гигантских обезьянах, скорпионах и динозаврах.

Годзилла — «Король монстров»

Первое появление: фильм «Годзилла», режиссер Исиро Хонда, 1954 Детство монстров

По идее Хонды и Танаки, Годзилла — не злодей, а вызванная к жизни дурными действиями людей высшая сила. Настоящие злодеи в фильме — во-первых, американская атомная бомба, а во-вторых, японские чиновники. Ученый-палеонтолог, выясняет, что Годзилла — это доисторический ящер, разбуженный испытаниями ядерного оружия и начавший после этого изрыгать радиоактивное пламя, те немногие, кому удается выжить после встречи с ним, страдают от лучевой болезни. Он срочно сообщает о своем открытии парламенту страны, но депутаты решают скрыть эту информацию от населения. По их указу военные тайно обстреливают подводное укрытие Годзиллы — существенного вреда монстру это не приносит: но он разъяряется пуще прежнего и выходит на поверхность. Даже когда Годзилла приближается к Токио, политики беспокоятся не о национальной безопасности и не об эвакуации города, а о международном судоходстве.

Разгневанный людьми дракон атомного века олицетворяет гнев природы и несет беду не только врагам Японии, а всему человечеству. И конечно, тут неуместна была бы любовная история типа кинг-конговской — радиоактивное чудовище не может укротить блондинка.

Исиро Хонда
Мы взяли характеристики атомной бомбы и приписали их Годзилле. Он не злодей, уничтожающий все, а предостережение человечеству.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.