capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Category:

Освобождение (начало)

Написать объективную и правдивую историю освобождения нашего города — моя давняя и заветная цель. Историю с цифрами, основанную только на документах; историю, рассказанную с обеих сторон — нашей и противника. И, признаться, мне сложно было решить, о чем написать в небольшой статье — столько интересных и неизвестных страниц есть в этой, казалось бы, не такой уж крупной и заметной операции. В итоге я попытался хоть чуть-чуть раскрыть некоторые малоизвестные вопросы, но прежде всего мне хотелось написать ее о людях — о тех, кто освобождал этот город, и тех, кто его оборонял. Мне хотелось, чтобы мы посмотрели в глаза этих людей и вспомнили хотя бы некоторых из тех, кто погиб на нашей земле, кто отдал за нее свои жизни.

Войлов П. Освобождение Ворошиловграда / П. Войлов // Наша газета. – 2009. – №16(2997). – С.4

Мы

Из соединений 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта, освободившей 14 февраля 1943 года Ворошиловград, непосредственное участие в боях за город принимали 279-я стрелковая дивизия (с 912-м полком 243-й стрелковой дивизии), 59-я гвардейская стрелковая дивизия, 2-й танковый корпус, 2-й гвардейский танковый корпус и 8-й кавалерийский корпус.

279-я стрелковая дивизия была уже третьим соединением в годы войны, которая имела этот номер. Первая 279-я дивизия была сформирована в Московском военном округе еще в июле 1941 года, летом и осенью воевала на Брянском фронте, под Тулой вместе с другими соединениями 50-й армии попала в окружение, где практически и сгинула. К своим вышли лишь остатки дивизии, которую пришлось в ноябре 1941 расформировать. Вторая 279-я дивизия начала формирование в феврале) 1942 года в Башкирии, но спустя месяц была расформирована, так и не попав на фронт. В третий раз 279-я стрелковая дивизия была сформирована в июне 1942 года в Балахнинском районе Горьковской области на базе 59-й стрелковой бригады – ветерана боев на Волхове под Ленинградом. Первым командиром дивизии стал полковник Герасим Васильевич Мухин. Поскольку это один из главных героев нашего повествования, расскажем о нем подробней.

Родился Герасим Васильевич в 1900 году в Мордовии. Русский, вступил в Красную Армию в 1919 году, рядовым красноармейцем воевал в Гражданскую на Восточном фронте против Колчака, затем, уже командиром взвода, — в Средней Азии, где был за боевые отличия в 1923 году награжден орденом Красного Знамени. Затем служил командиром роты, учился в Военной академии им.Фрунзе, преподавал тактику в Ленинградском пехотном училище, с 1938 года — начальник этого училища. В ноябре 1941 года Г.В.Мухин стал комендантом города Куйбышева, пока наконец летом не был назначен командиром формирующейся 279-й стрелковой дивизии.

В конце сентября 1942 года дивизия в составе 43-й армии прибыла на Калининский фронт, откуда в начале 1943 года была переброшена на юго-западное направление и в середине января вошла в состав 3-й гвардейской армии, как раз начинавшей наступление на территории Ворошиловградской области. Таким образом, несмотря на то, что дивизия не была «новичком» на фронте, на территорию Донбасса она попала впервые.

Весьма схожими были судьбы 2-го танкового и 8-го кавалерийского корпусов, которые также имели уже большой опыт боевых действий на Воронежском и Юго-Западном фронте. 2-й танковый корпус принимал участие в боях под Воронежем в июне — июле 1942 года, в частности, в известном неудачном контрударе 5-й танковой армии (одной из двух танковых армий, впервые созданных у нас), затем в сентябре он участвовал в боях на подступах к Сталинграду, где понес большие потери, после которых корпус пришлось восстанавливать фактически с нуля (в том числе на его укомплектование пошла известная танковая колонна «Тамбовский колхозник»). Стоит упомянуть, что во 2-м танковом корпусе присутствовало одно очень интересное танковое соединение — 99-я танковая бригада. Она была сформирована в Сталинграде на базе Сталинградской учебной танковой бригады, причем значительную часть экипажей составляли рабочие-добровольцы Сталинградского тракторного завода, в честь чего она и получила имя Сталинградского пролетариата. Командовал корпусом генерал-майор танковых войск Алексей Федорович Попов.

8-й кавалерийский корпус также имел в своем составе достойные упоминания соединения. Так, его 21-я кавалерийская дивизия была еще довоенного формирования (правда, перед войной она была горно-кавалерийской), что к началу 1943 года, после кровопролитных сражений 1941 — 1942 годов, когда дивизии сгорали десятками, как спички в коробке, вообще было нечастым явлением. Другие дивизии этого корпуса также весьма интересны: 55-я кавалерийская была одной из дивизий-ветеранов, успешно участвовавших в сражениях 1941 года, затем в битве за Москву и под Воронежем, а 112-я кавалерийская дивизия – одна из нескольких «национальных» дивизий, которые формировались весной-летом 1942 года в Средней Азии и на Кавказе – 112-я дивизия была башкирской как по месту формирования, так и по своему составу (на момент формирования в ней было 96% башкиров и татар, и лишь 3,3% русских и 0,7% других национальностей/). Командовал корпусом генерал-майор Михаил Дмитриевич Борисов.

Абсолютно по-иному сложилась ситуация со 2-м гвардейским танковым корпусом. Это был наш старый знакомый и друг, поскольку корпус этот «родился» весной – летом 1942 года как раз в Ворошиловграде – именно на территории нашей области и областного центра он и формировался с апреля 1942 года тогда еще как 24-й танковый корпус. Затем в его послужном списке – тяжелейшие бои в воронежском направлении, отступление через поля и степи, бои в большой излучине Дона... Наконец в декабре 1942 г. корпус, находясь в составе 1-й и 3-й гвардейских армий, принял участие в разгроме итальянских войск на Дону. Ломая сопротивление противника, корпус совершил беспримерный для того времени рейд в глубину немецкой обороны, захватив важный железнодорожный узел и уничтожив аэродром с массой самолетов. После этого корпус был в Тацинской окружен и, страдая от недостатка боеприпасов, вынужден пробиваться к своим, понеся существенные потери. Тем не менее, пополнившись в начале января, корпус не только продолжил боевые действия, но и был за отличное выполнение боевой задачи, стойкость и героизм личного состава преобразован во 2-й гвардейский танковый корпус. И вот теперь он снова вернулся в те места, где чуть меньше года назад начинал свой боевой путь! Бессменным командиром корпуса все это время являлся генерал-лейтенант Василий Михайлович Баданов, старый солдат, поручик еще царской армии.

Наконец, история 59-й гвардейской стрелковой дивизии также по-своему примечательна. Это бывшая 197-я стрелковая дивизия второго формирования (197-я дивизия первого формирования погибла еще летом 1941 года в печальной памяти котле под Уманью, описанном в книге Е. Долматовского «Зеленая Брама»), которая за удачные действия на Дону, на северном фланге Сталинградской битвы (сыгравшем едва ли не большую роль в исходе сражения, чем уличные бои в городе на Волге), была преобразована в гвардейскую. Командовал ею полковник Георгий Петрович Карамышев (кстати, бессменно командовавший этой дивизией в дальнейшем, до 1945 года). Таким образом, все соединения, принимавшие участие в боях непосредственно за город, имели большой опыт, а некоторые – и славную историю.

Д.Д. Лелюшенко Г.В. Мухин

Они

Прежде всего, необходимо раз и навсегда определиться с теми, кто же все-таки в феврале 1943 года держал оборону в Ворошиловграде. За все эти годы вышло немало воспоминаний, исследований и публикаций, в том числе и газетных, к очередному юбилею освобождения, однако все они дают крайне искаженную, если не сказать ложную, картину. Как правило, в качестве основных противников упоминаются немецкие соединения, которые отношения к обороне Ворошиловграда либо не имели вовсе (дивизия СС «Дас Райх», 7-я танковая дивизия), либо их участие было эпизодическим (6-я танковая дивизия), либо эти соединения участвовали в обороне лишь частью сил (335-я пехотная дивизия). При этом те части и соединения, которые действительно обороняли подступы к Ворошиловграду, не упоминаются вовсе! Мы назовем их чуть позже, а пока приведем несколько цитат.

Так, сам Дмитрий Данилович Лелюшенко, командовавший 3-й гвардейской армией, освобождавшей наш город, в своих воспоминаниях пишет: «3-я гвардейская армия с боями подошла к Ворошиловграду и здесь встретила упорное сопротивление. Неприятель успел подтянуть сюда свои лучшие войска – 6-ю, 7-ю, СС «Райх» танковые, 335-ю пехотную дивизии и другие соединения». Примерно такую же картину дает и Евгений Федорович Ивановский, служивший во 2-м танковом корпусе: «Последний рубеж обороны проходил по окраинам самого города, который весь был превращен в крупный узел сопротивления. Город прикрывали сотни дотов и дзотов. Частые огневые точки, противотанковые препятствия, ряды колючей проволоки – чего только не соорудили гитлеровцы, чтобы удержать город. Все рубежи обороны были плотно насыщены войсками, основу которых составляла 335-я пехотная дивизия и другие, в том числе артиллерийские части. В схожем ключе пишет о противнике и Гавриил Станиславович Зданович, командир 203-и стрелковой дивизии, освобождавшей Краснодон: «Наша армия, выйдя центром и левым флангом к Ворошиловграду, встретила упорное сопротивление спешно стянутых сюда нескольких соединений, в том числе двух танковых полков дивизии СС «Дас Райх».

К счастью, все три автора ошибаются. А вслед за ними ошибается и большинство наших областных публикаций, которые, как правило, в своей генеалогии источников восходят именно к воспоминаниям Д.Д. Лелюшенко. К счастью – потому что если бы под Ворошиловградом у немцев действительно нашлись два танковых полка (т.е. чуть больше 200 танков), то освободить город тогда, зимой 1943 года, вряд ли бы удалось. Прежде всего, в составе дивизии СС «Дас Райх» был лишь один танковый полк, а не два, однако эта деталь в данном случае несущественна, поскольку а феврале 1943 года эта дивизия вообще находилась в другом месте – сосредотачивалась в окрестности Полтавы и Краснограда для участия в контрнаступлении на Харьков. Под Ворошиловградом практически случайно оказались лишь несколько рот этой дивизии (без танков), совместно с другими эсэсовскими и полицейскими подразделениями объединенные в сводную бригаду СС «Шульдт» (по имени ее командира), что и ввело в заблуждение нашу разведку, которая несколько недель подряд принимала эту небольшую импровизированную группу подразделений за всю дивизию СС «Дас Райх». Далее участие 7-й танковой дивизии в боях за Ворошиловград вообще было эпизодическим: в конце января один ее мотопехотный батальон поддерживал контратаку 304-й пехотной дивизии против наших частей, переправившихся около Кружиловки, после чего дивизия была выведена через Сталино (Донецк) в Красноармейск. Таким образом, из трех упомянутых танковых дивизий непосредственное участие в февральских боях принимала лишь 6-я танковая дивизия. Впрочем, к тому времени она вела непрерывные бои уже два месяца: принимала участие в неудавшейся попытке прорыва к окруженной армии Паулюса, затем отступа, переходя в контратаки и прикрывая отход пехоты, почти от самого Сталинграда. О ее состоянии после двухмесячных боев красноречиво свидетельствует следующий факт: на 6 февраля, к моменту ее перехода в контрнаступление под Ворошиловградом, в дивизии было лишь 16 исправных танков и штурмовых орудий. Впрочем, и она была к середине февраля вслед за 7-й танковой выведена под Красноармейск (в связи с прорывом нескольких наших танковых корпусов на Сталино немцы спешно стягивали туда все подвижные резервы), Еще более истощена была 22-я танковая дивизия: она попала под острие нашего удара под Сталинградом и понесла тяжелые потери еще в ноябре-декабре. Фактически это были лишь остатки дивизии, в которых на 8 февраля имелось лишь 9 танков. Наконец, уже в ходе боев за город, для отражения прорыва нашего 8-го кавалерийского корпуса на Дебальцево, на несколько дней была введена в бой из резерва 17-я танковая дивизия. Это соединение вместе с 6-й танковой дивизией также прошло многосоткилометровый путь отступления из-под Сталинграда и на 10 февраля в нем насчитывалось всего 5 исправных танков. Помимо этих трех дивизий, некоторое число танков и самоходных орудий имели также несколько отдельных батальонов (танковых, самоходно-артиллерийских и противотанковых), приданных различным пехотным дивизиям, однако и в них число единиц бронетехники в сумме не превышало 20 – 25 штук. Таким образом, учитывая разброс во времени участия всех этих частей и соединении, в боях за Ворошиловград немцы всего имели до 50 – 60 танков и САУ, из них одновременно в боях участвовали не более 20 – 30. Численность, равная примерно одному танковому батальону. Кстати говоря, все четыре наши подвижные корпуса (2-й гвардейский, 2-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный корпуса), принимавшие участие в боях за город и окрестности, как и немцы, вели бои с самого ноября, причем бои тяжелые. И хотя и пополнялись новой техникой, но также имели значительный некомплект (но в целом численное превосходство в танках, безусловно, сохранялось за нашей стороной).

Не менее любопытна история немецкой 335-й пехотной дивизии. Нашей исторической литературой она традиционно представляется как то самое соединение, которое и обороняло Ворошиловград непосредственно. Его история запутана. Дело в том, что 335-я пехотная дивизия перебрасывалась из Франции. Не углубляясь во все перипетии этой переброски, – хотя они сами по себе любопытны, – скажу лишь, что, к началу боев на подступах к городу эта дивизия была рассеяна на всем многосоткилометровом пространстве железной дороги от Киева до Ворошиловграда. Ее отдельные подразделения прибывали на железнодорожные станции Ворошиловградской и Сталинской (!) областей, выгружались и дальше пешком двигались к Ворошиловску (Алчевску), где таким образом медленно сосредотачивалась вся дивизия. Именно поэтому немецкое командование приняло совершенно верное решение не бросать дивизию под каток нашего наступления, а сосредоточить ее на более-менее спокойном участке вдоль Донца под Славяносербском. В результате дивизия целиком так и не приняла участия в боях за Ворошиловград – закончила сосредоточение слишком поздно, да и наши войска усилили нажим под Славяносербском. В результате в боях за областной центр принял участие лишь один полк дивизии, усиленный артиллерией.

Так кто же все-таки оборонял Ворошиловград? Может быть, 304-я пехотная дивизия, которую также иногда упоминают в исторических работах? Нет, она оборонялась южнее, от Новосветловки и дальше на юг. Тогда кто же?

Группа «Крейзинг»

Не буду больше мучать читателя неизвестностью. Город обороняла боевая группа «Крейзинг», названная так по имени своего командира, генерал-майора Ганса Крейзинга, командира 3-й горно-егерской дивизии. Что же это было за соединение? Впервые через 66 лет после освобождения города попробуем наконец рассказать о его незваных «защитниках».

Афанасий Павлантьевич Белобородов, столкнувшийся в эту же зиму на поле боя с 3-й горно-егерской дивизией, в своих мемуарах уделяет ей всего несколько слов, но они очень характерны: «Хорошо подготовлена для действий в зимних условиях, имеет специальное обмундирование. Ее молодежная прослойка состоит из членов организации гитлерюгенд, остальной состав в большинстве своем – члены фашистской партии». Не берусь судить, сколь велик был в действительности процент членов фашистской партии в этой дивизии – документально подтвержденных данных на этот счет мне не встречалось, да и вряд ли это имеет такое уж большое значение – в любом случае хорошее моральное и психологическое состояние солдат этой дивизии, их высокий боевой дух и в чем-то фанатизм этих воспоминаний характеризуют довольно выпукло.

«Позвольте! – может воскликнуть тут читатель, серьезно интересующийся военной историей. – Ведь А.П.Белобородов воевал в это время в тысячах километров от Ворошиловграда, под Великими Луками!». И будет абсолютно прав, Расскажем же немного о дороге, которую прошли горные стрелки 3-й горно-егерской дивизии, прежде чем попасть на донбасскую землю.

Ганс Крейзинг

(Продолжение следует)


Tags: Война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments