capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Человек, открывший Луганск

Я познакомилась с этим удивительным человеком два года назад. Проработав всю жизнь фрезеровщиком на заводе, он сумел стать признанным экспертом в области нумизматики, иконографии, археографии, геральдики… Это Александр Сергеевич Люлько. Наша с ним дальнейшая беседа – о его жизни и любимых увлечениях.

Александр Сергеевич Люлько показывает мне официального вида конверты, украшенные штемпелем. В этих конвертах – постановление о прекращении возбужденного в отношении него уголовного дела по седьмой статье УК СССР (нарушение валютных операций). – Что это за история с уголовщиной? – Спрашиваю я его.

А. Л.: Представьте мое удивление, когда ко мне домой пришел аккуратно причесанный молодой человек с письмом. А в письме — приглашение в качестве свидетеля по делу о незаконных продажах монет из драгметаллов. И – понеслось. Я посетил луганское управление КГБ. На дворе стоял 1986 год. Красиво одетые, вежливые «особисты» задавали вопросы, после чего из свидетеля я превратился в подозреваемого.

Спасло меня вмешательство судьбы. Дело в том, что я сотрудничал с работниками Эрмитажа, конкретнее, с доктором исторических наук Иваном Георгиевичем Спасским. Он сам по ложному обвинению отсидел 5 лет, а затем был восстановлен в должности главного хранителя нумизматического отдела Эрмитажа. Вообразите себе, какие сокровища хранятся в кладовых этого музея! Человеку доверяли, т. к. знали, что обвинения надуманы.

С Иваном Спасским я переписывался долгие годы (рядом лежит стопка писем на столе возле нас). Человек образованный, эрудит, он был в курсе моих дел. Подбадривал, как мог.

И только совсем случайно я узнал, каким образом Спасскому удалось мне помочь.

Я не прерываю контактов с сотрудниками Эрмитажа, и недавно по почте мне из Питера прислали книгу о покойном И. Спасском. Она называется «Хранитель Эрмитажа». Читаю ее и вдруг узнаю: научные сотрудники в тот далекий 1986 год написали официальное письмо в Луганск (это была идея Ивана Спасского). Замолвили за меня доброе словечко, охарактеризовали как эксперта – нумизмата.

Это сыграло немаловажную роль в закрытии уголовного дела против меня.

Тогда конфискованное имущество мне вернули а прокурор даже принес частичные извинения. Страшно вспомнить те дни, когда любая бабушка, хранящая па память 50 копеек выпуска 1921-1925 гг. (серебряных) являлась потенциальным валютчиком (смеется). Кстати, сегодня такие полтинники стоят 10-15 грн, а серебряный рубль 1921-1924 гг. – уже 120-160 грн.

– Александр Сергеевич, Вы ведь коренной луганчанин?

А. Л.: Да, я родился в победный 1945 год. Жил на Садовой улице, ходил в 13 школу, что в Полтавском переулке (в той же, где учился М. Матусовский, поэт-песенник).

Потом закончил 10-11 классы в школе № 2.

– После окончания школы Вы решили «фрезеровщиком пойду, пусть меня научат»...

А.Л.: Да, с 1963 года (с небольшими интервалами) я работал на заводе им. Ленина. Кстати, многие, наверное, не знают, что именно на нашем заводе в конце 90-х годов производили те монеты, достоинством 50, 25, 2, 1 коп., которыми мы сейчас пользуемся.

Подробнее о путях становления и причинах закрытия Монетного производства на Луганском станкостроительном заводе можно узнать из моей брошюры «Л. С. 3. – Первый монетный двор Украины».

- Хотелось бы узнать подробнее о Вашей догадке из области краеведения. Конкретнее: как Вы догадались, что Каменный Брод назывался в 1807-1817 гг. Славяносербском и был уездным городом?

А. Л.: Система логических построений и цепь случайностей. Знакомый, житель Камброда Г. Михайловский показал мне ксерокопии купчих на его дом (располагающийся возле Петропавловской церкви) 1812 и 1832 гг. Сначала я подумал: один дом в Славяносербске, другой – в Каменном Броде; значит, располагались они и разных местах.

Однако я начал тщательно изучать в нашем архиве (ГАЛО, госархив Луганской области) документы того периода. Выяснились интереснейшие детали. Во-первых, в документах 1807-1817 гг. село Каменный Брод не упоминается вовсе.

Во-вторых, встречались мне документы, рассказывающие о быте рабочих Луганского литейного завода. Выходило, что рабочие посещали церковь Петра и Павла в городе Славяносербске. Но они не могли ходить в церковь, расположенную за много километров?! Да и в нынешнем Славяносербске нет и не было никогда церкви Петра и Павла. А вот в Каменном Броде была. Петропавловская. Именно та, возле которой расположен дом Г. Михайловского. Круг замкнулся. Я пришел к выводу, что «Камброд = Славяносербск». Вообще сама идея была не нова. Нечто подобное утверждал в своих исследованиях и В. Подов. Однако версия о том, что в 1810 г. Камброд назывался Славяносербском им была отвергнута как абсурдная.

Общий итог своих изысканий я отразил в брошюре «О городе Славяносербске в Каменном Броде». (Луганск, «Янтарь», 2000 г.)

– «Вечерка» в декабре 2002 г. писала о «круглом столе» по данной проблематике, прошедшем в Музее истории и культуры г. Луганска. Напомните читателям, что там происходило?

А.Л.: В тот день я выступил со своим докладом, а Ю. Темник и Ю. Егерев представили документы из Санкт-Петербурга из «Дела по предоставлению гражданского губернатора фон Берга о разрешении Его в учреждении Города Славяносербска в селении Каменном Броде и о Высочайшем утверждении оному городу плана. Началось 21 августа 1806 года. Кончено 13 февраля 1808 года».

Т. е. все встало на свои места. Было доказано, что Камброд все же являлся уездным юродом и назывался Славяносербском.

– Так кто же все-таки первым крикнул «эврика»?! Кому принадлежат лавры первооткрывателя: Вам, Темнику, Егереву, Подову или кому-то еще?

А.Л.: Я бы не ставил вопрос таким образом. Все, кого Вы перечислили, внесли достойную лепту. Однако, как Вы знаете, книга Ю. Темника и Ю. Егерева «Каменный Брод. Очерки истории XVIII-XIX вв.» вышла все же в 2003 году. Кстати, она доступна для читателей, есть в библиотеке им. Горького. Ознакомившись с ней, узнаешь о роли знаменитого Люка де Ришелье, министров внутренних дел В. Кочубея, Ланжерона, а также наводнения в деле переноса города из Каменного Брода в нынешний Славяносербск.

– Вы хорошо читаете исторические документы на языке оригинала XVI-XVIII веков...

А.Л.: Не могу назвать себя археографом, но шрифты читаю свободно. Это очень облегчает работу, позволяет атрибутировать ту или иную книгу, помогает при датировке икон и т. д.

Увлекаюсь филигранями. Филиграни – водяные знаки на бумаге (в т. ч. на денежных знаках). По филиграням можно определить возраст бумаги. Например, в ГАЛО есть документы, ориентировочно начала XIX века. Я смотрю их на свет, просматриваются оттиски, иногда сами даты, к примеру 1878 год. Косвенно уже можно утверждать, что документ никак не мог быть написан в 1850 г. Бумагу-то изготовили в 1878-м. Или, если нет даты, есть знак владельца мельницы. По справочнику филиграней нахожу тот или иной знак. Дальше все просто.

– Вы упомянули про иконы? Как давно Вы увлекаетесь датировкой икон?

А.Л.: Иконы и монеты люблю с детства. У моей бабушки в селе было много икон. Они окружали меня. Поэтому все было органично, естественно (смеется). Кстати, я был в КПСС с 1969 г., а со своим партбилетом расстался в 1990 г. из-за несогласия с перестроечными веяниями.

Об иконах много читал спецлитературы. Много узнал путем эмпирическим. Так, например, в нашем регионе встречаются иконы двух школ: украинской и русской. Иконописцы первой предпочитали изображать Бога, Богоматерь, Святых очень похожих внешне на обычных людей, с пухлыми щеками, дышащими жизненной силой. Т. е. они реалистичны. Плюс иконописцы Западной Украины час­то испытывали влияние католицизма.

Русская иконо­пись в угоду аскетизму изображала Бога, Иисуса, му­чеников с узкими лицами, впалыми щеками, зато какая потрясающая энергетика и ду­ховность в них ощущается!

– Что посоветуете человеку, желающему приобрести, попросту говоря, купить икону?

А.Л.: Во-первых, цена на иконы, монеты – величина сугубо субъективная. В среднем, в настоящее время в Луганске иконы стоят от 70 грн и до ... Верхний предел не ограничен. Все зависит от размера, от возраста иконы (в нашем регионе иконы старше XVIII века не встречаются почти совсем). Цена повышается если:

1) у икон золотой или серебряный оклад;

2) указаны на оборотной стороне владельцы или заказчики, или автор (это – редкости);

3) у иконы хорошая сохранность и приемлемый сюжет (отрезанная голова Иоанна Крестителя скорее подойдет для церкви. Вы бы могли такую дома держать?) Кстати, когда иконы делали на заказ частных лиц, их самих могли изобразить на иконе.

Во-вторых, не советую покупать иконы на аллейке (т. е. возле Центрального рынка). Приведу пример. Беру одну интересную, редкую монету и несу на аллейку с целью поэкспериментировать: во сколько оценят? Оценили в 1000 раз дешевле реальной стоимости. В то же время ценную книгу у Вас могут выманить на порядок дешевле ре­альной стоимости. А потом продать втридорога. А иногда и сами не понимают, какие сокровища им попадают.

– Как найти настоящую «жемчужину»?

А.Л.: Однажды, году этак в 1980-м, в магазине «Далева лавка» попалось мне на глаза «Евангелие» XVI века, именное; к сожалению, свободных средств тогда не было и книга «уплыла». Может, настоящий владелец даже не подозревает об истинной ее ценности, т. к. не все разбирают древнерусский алфавит, а имя митрополита Иосифа было написано как раз не вначале.

– Часто приходится про­водить экспертизы старинных книг?

А.Л.: Да, приглашают часто. И музеи, и частные лица. Когда в 1990-х отдыхал в Израиле, знакомые знакомых просили оценить Библию. Как оказалось. Библия эта Ивана Федорова. таких в мире от силы – сто. Точную сумму я назвать отказался (ориентировочно 1 млн. $). Дальнейшая судьба книги мне неизвестна, (от авт. – неизвестно и то, почему Библия оказалась в Израиле. Следить надо за своими культурными ценностями!)

– Расскажите, пожалуйста, что-нибудь интересное о монетах.

А.Л.: Особо хочу подчеркнуть: «черных» археологов (т. е. самовольно производящих раскопки) предлагаю легализовать. Объясняю почему. Земля металлы не столько консервирует, сколь уничтожает.

Следовательно, чем больше монета лежит в земле, тем хуже она становится. А значит, любой, кто нашел мало-мальски значимую монету – осуществил полезное деяние.

Представьте, в СССР в год находили 300 кладов. И это только учтенных! Сейчас клады тоже находят. Луганск – не исключение. Интересующимся нумизматикой рекомендую просматривать журнал «Антиквариат» (библиотека им. Горького его выписывает).

– Александр Сергеевич, над чем Вы сейчас работаете?

А.Л.: Планирую выпустить книгу, нет, скорее брошюру про Монетный двор Украины при Л.С.З. Как и предыдущие, издадут ее совместно с Музеем истории и культуры г. Луганска, где в настоящее время я работаю.

– Знаю, что недавно Вы отметили своп юбилей. Поздравляю Вас и желаю побыстрее увидеть свою брошюру изданной.

...Завершая беседу с Александром Люлько, подумала: пожелание И. Спасского «станете настоящим экспертом, а подлых барыг поймают» сбылось.

Интервью брала Анна Маркевич

Человек, открывший Луганск // Вечерний Луганск. – 2005. - №19. – С.17

Tags: Интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments