capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Главное в музеях - это фонды






Музейщиков упрекают: консервативные вы, замшелые, пыльные, скрываете от народа сокровища, как скупой рыцарь, как Кащей, что «над златом чахнет».

А кто сегодня знает, что нашим музеям, нашим «сокровищницам», государство подает нынче только на свет-тепло да на охрану? (О зарплате музейной — ни слова, хранители — люди благородные и влюбленные — и за так согласны.) А текущий во всех смыслах ремонт? А реставрация? А температура с влажностью? А выставочные проекты (рамы, витрины, страховка, рекламные плакаты по городу)? А самое святое — книги, каталоги, научные издания, чтобы «сокровища» наши дальше изучать? Нет числа этим проблемам. Да и залы музеев — только фасад. Во всем мире музей — это прежде всего хранилище. От 5 до 10 процентов большинства мировых музейных коллекции — в постоянной экспозиции, остальное и главное — фонды.

Ниже речь пойдет не только о Музее истории и культуры г. Луганска, который находится по адресу: ул. Карла Маркса, 30, но и об удивительном человеке, сумевшем собрать такие эксклюзивные вещи, которые вы ни в нашем городе, ни к Украине, ни в странах бывшего СССР не найдете. Да, да, именно так, и не надо удивляться. Ведь в этом музее хранится столько ценностей, что вы себе даже представить не можете, но благодаря газете «Вечерний Луганск» у вас есть возможность возможность узнать о них и о людях, совершавших абсолютно безумные поступки для осуществления задуманного (в данном контексте имеется в виду собирание экспонатов по всем уголкам Союза).

Позвольте представить вам, дорогие читатели, главного хранителя фондов бывшего музея К.Е. Ворошилова – Елену Ерошкину.

Я расскажу вам об увлекательных и веселых историях некоторых вещей, которые попали в Музей истории и культуры, благодаря кому, я думаю, вы уже поняли. Итак, вы готовы похохотать и задуматься о серьезных вещах, окунуться в мир прошлого и оценить все богатство настоящего, а также расширить свой кругозор и убедиться в том, что ничего невозможного нет? Тогда, поехали.... в смысле пошли.... или начали, а может даже приготовились, в общем, ниже вы прочитаете о том, о чем до сих пор никто до вас не знал.

Чтобы коротко ввести вас в курс дела, скажу одно: в Музее истории и культуры г. Луганска (он же, как вы уже догадались или вспомнили – бывший музей К.Е. Ворошилова) находится около 45 тысяч единиц хранения, из них 36 тысяч – вещи Маршала бывшего СССР, его соратников и окружения. Чтобы не наводить на вас тоску, дорогие читатели, я не буду вдаваться в процесс каталогизации и систематизации всех фондов, рассказывать, на какие они делятся группы, что по каким ящичкам хранится и куда какие бумажечки клеются. Я думаю, вам это будет неинтересно. Позвольте поведать вам, к примеру, как попал в музей стол Ворошилова, его библиотека или часы...

«Третьего февраля 1981 года открылся музей Е.К. Ворошилова. Его сын, Петр Климентевич, с женой, Надеждой Ивановной, на открытие не приехали, – рассказывает Елена Николаевна. – На все наши просьбы отдать какие-либо веши реагировали с недоверием; они даже не предполагали, что откроется достойный музей памяти Климента Ефремовича. Но потом, когда посетили наши экспозиции, то пришли в восторг, ведь они были сделаны с любовью, в музее было много пространства и соответствующая образу Маршала атмосфера.... И по чуть-чуть они стали отдавать нам экспонаты, хотя до этого максимум, что мы могли у них выпросить, это 2-3 газетки. Благодаря семье Ворошиловых в музее хранится не одна тысяча уникальных и раритетных вещей…»

История одного стола...

«Для того, чтобы получить мебель К. Е.Ворошилова, в частности письменный стол, я обратилась к заведующему финансово-хозяйственным отделом Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Евстафьевичу Могилевцу, –начинает рассказывать веселую историю Елена Ерошкина, – Четко и ясно объяснила, что нужно нашему музею, на что он мне ответил: «Изложите просьбу в письменном виде». Я села за стол и начала писать ему письмо в Москву. «Уважаемый Михаил Евстафович! Нет, думаю. Евфстахович. хотя, по-моему, правильно будет Евстахиевич. Несколько раз я переписывала и исправляла это слово, пока не посмотрела его в словаре. Потом описала, какой нам нужен стол, несколько раз перечеркнула не понравившиеся мне фразы. В конце черновика потренировалась расписываться, выбрала наиболее красивый, на мой взгляд, автограф и переписала всю эту петицию на чистовик.

Отправила письмо в Москву, набралась терпения и стала ждать результата. Через некоторое время мы поехали в командировку в столицу СССР. И я решила из автомата позвонить в Президиум и узнать, как там поживает наша просьба. Голос в трубке ответил: «Вас ждут. Приходите». Моему счастью не было конца. Попав под дождь, с прической, которую сейчас молодежь называет «взрыв на макаронной фабрике», с авоськой, где покоились только что купленные фрукты, но зато с модным редикюльчиком, купленным по дороге, прибежала на встречу к Михаилу Евстафьевичу. Причем он меня принял сразу же (а в то время вы себе представить не можете, как было трудно попасть на прием к руководителям страны! Это было практически невозможно!), во время беседы очень внимательно меня рассматривал, но, тем не менее, дал «добро» на то, чтобы мы забрали стол К. Е. Ворошилова к себе в музей. Я приезжаю в Луганск, прихожу на работу, открываю ящик рабочего стола, и.....там лежит чистовик моего письма к Мо-гилевцу .... Боже мой, думаю, это что же получается, я ему отправила черновик, который похож больше на каляки-маляки, чем на письмо?! И это в Президиум Верховного совета СССР!!! Так вот почему он так пристально и внимательно меня разглядывал и изучал!»

Когда Елена позвонила в Москву, то Михаил Евстафьевич признался, что заинтересовался письмом только благодаря его необычности и неизвестно стал бы рассматривать вообще просьбу луганчанки, приди она в нормальном, соответствующем всем нормам и правилам официально стиля, виде. А так его любопытство взяло, что это за сотрудница музея, пишущая такие необычные и из ряда вон выходящие письма? Поэтому-то и принял так быстро молодую девушку, и согласился передать стол в музей К. Е. Ворошилова. А то пылилось бы письмо в большой стопке бумаг, а, может, и затерялось бы среди сотни других обращений к заведующему финансово-хозяйственным отделом Президиума Верховного Совета СССР.

Спасибо ворам за эксклюзивные золотые часы!

«Как-то мы обедали у Ворошиловых в Москве, – делится своими воспоминаниями главный хранитель Музея истории и культуры г. Луганска, – и Петр Климентевич достает карманные часы, чтобы узнать, который час, при этом, жалуясь, что все поломались, остались одни – отцовские. Я, не долго думая, говорю: «Не могу понять, почему эти часы до сих пор находятся в вашем кармане, а не в нашем музее?!» Он спокойно отцепляет их от железной цепочки и отдает мне. Написав акт, что я забираю часы в фонд музея К. Е. Ворошилова, заворачиваю их в старенький носовой платочек, который мне дала Надежда Ивановна, и кладу драгоценную добычу в большой кошелек.

Спустя некоторое время гуляю по Москве, остается пара часов до поезда, дай, думаю, зайду в магазин, открываю кошелек и .... Я чуть не упала в обморок. Деньги украли. Боже, мой! Часы! Часы Климента Ефремовича Ворошилова! Сердце чуть не остановилось. Смотрю в отделение.... Лежат, целехонькие, в стареньком, порванном платочке. Видимо, они просто-напросто не привлекли внимания нарушителя закона. Я первый раз в жизни поблагодарила вора (или воров), что у меня украли деньги, и как же я была счастлива, что часы остались при мне, и я благополучно привезла их в Луганск!».

Борьба за библиотеку К.Е. Ворошилова

Елена Ерошкина всю жизнь мечтала, чтобы в музее, в котором она работала (а в то время этот музей еще был посвящен Маршалу СССР), была библиотека К.Е. Ворошилова. Туда входила часть книг Лейб-Гвардии его Величества Преображенского полка, а его основал Петр I; книги 17 века, с автографами всемирно известных людей, подарки королев и королей и.т.д. Это 12 тысяч 370 книг! Но никто не знал, где эта библиотека находится. И вот однажды в наш музей приехали гости большого масштаба. Среди них был заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Михаил Александрович Морозов. Елена Ерошкина, будучи еще молодой девушкой, взяла указку и, дрожа от страха, начала водить гостя но музею и рассказывать про К.Е. Ворошилова. «Деточка моя дорогая, – сказал партийный чиновник, – что ж ты мне о нем рассказы­ваешь, когда я с ним сорок лет проработал?!». И несколько часов он рассказывал Елене Ерошкиной о своем коллеге, пообещав при этом узнать, где находится библиотека одного из самых известных людей в СССР. Через некоторое Михаил Александрович навел справки о том, что библиотека Ворошилова хранится в арсенале Кремля. Как получить к ней доступ, а тем более разрешение на ее изъятие? Никак. Практически невозможно. Но, как говорят, ничего возможного нет... Нужно было написать письмо от имени Обкома партии на имя Рыжкова Н.И. – председателя Совета Министров СССР. Каким образом удалось получить это письмо, мы промолчим, так как оно было не совсем подлинным (ибо все боялись идти к первому секретарю Обкома партии г. Луганска, дабы получить заветную подпись). На что не пойдешь ради заветной мечты! Но, слава Богу, этот лист так и не понадобился, так что никто не пострадал и никого не подставили.

И вот поехала пани Ерошкина с директором музея Евгением Носовским в Москву в Министерство культуры, где их «кормили завтраками» и им не удавалось попасть на прием к Министру культуры СССР. Помощница зам. министра, пожалев их, сказала, что начальство библиотеки имени В.И.Ленина г. Москвы хочет забрать коллекцию книг Ворошилова, и они точно так же хлопочут о ее получении, как и герои нашей статьи, и поэтому, чем дольше они будут оббивать пороги Министерства, тем меньше у них шансов на победу. «Мы должны были передать последующее письмо-прошение из Министерства культуры, которое, естественно, не получили, так как нас не принимали, командиру Кремлевского полка Коленчуку И.П. возле Никольской Башни на Красной площади, – вспоминает Елена Ерошкина, – Что делать? Письма нет. Мы решили написать просьбу передать библиотеку К.Е. Ворошилова от своего имени на фирменном бланке нашего музея на имя Н.И. Рыжкова. Дело сделано. Мы летим по Арбату, чтоб передать свое письмо, так как времени у нас нет, и в этот день нам надо было уезжать. На Арбате тогда шел ремонт, и было вырыто много канав. И что, вы думаете, произошло? Я перепрыгиваю очередной раз через яму и... падаю в грязь, глину, сдираю себе локти и коленки. Сижу в канаве. Вид, конечно, ужасный. Но нельзя было останавливаться, и мы продолжили свой путь. Когда мы пришли на место встречи, то командир Кремлевского полка, окинув меня взглядом, спросил: «Боже мой, что случилось?». А кровь-то хлещет, остановить нечем, одежда грязная... (смеется). «Вы знаете, – отвечаю я, – мы так к вам спешили, так хотели вручить вам письмо с просьбой передать в наш музей К. Е.Ворошилова заветную библиотеку, что я упала в канаву...»

«Вы что настолько сильно хотите получить эту коллекцию книг?» – последовал вопрос.

«ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ!» – сказала я на одном дыхании. «Хорошо, я сделаю все, что возможно, учитывая ваши «боевые ранения»», – улыбнулся Иван Петрович Коленчук. И он сдержал свое обещание: похлопотал перед комендантом Кремля за луганских настырных ребят-путешественников, а тот в свою очередь замолвил словечко председателю КГБ, который обратился с прямой просьбой к Рыжкову Н.И. – председателю Совета Министров СССР. И заветная мечта стала явью. Мы получили разрешение на вывоз библиотеки из арсенала Кремля г. Москвы к нам в Луганск».

Вы представляете, какой уровень, дорогие читатели? И чего стоило пробиться к вышестоящим чинам? Но судьба благоволила к нашим героям, и удача была на их стороне, ибо на следующий день после того, как тысячи книг были забраны в Луганск, руководство библиотеки имени В.И.Ленина приехало с разрешением в арсенал Кремля (в отличие от луганчан москвичам дали письмо-прошение в Министерстве культуры), дабы перевезти раритетную коллекцию к себе, но не тут-то было! Опоздали! Буквально на день! Наш пострел везде поспел! И кто знает, если бы не настойчивость-упертость-упрямость-настырность наших героев, где бы сейчас была библиотека К.Е.Ворошилова?

То, что не увидит луганчанин...

Есть в фондах Музея истории и культуры уникальные вещи, о которых мы вам можем рассказать, но которые вы вряд ли когда-нибудь увидите. Разве, что на очередной выставке. Елена Ерошкина показала мне эксклюзивные фото, переданные на хранение семьей Ворошилова.

«Это – Георгий Константинович Жуков, а это его вторая жена, – показывает героиня нашей статьи старый черно-белый снимок. – А от первого брака у него было две дочери Элла и Эра. Эллочка Жукова вышла замуж за внука Климента Ефремовича, и у них родился ребенок, которого назвали Егором. Все эти люди запечатлены на фотографии во время прогулки. Могу поспорить, что вы не знали о том, что Ворошилов и Жуков состояли в родственных связях, не так ли?

А вот другой снимок. На нем изображен Иосиф Виссарионович Сталин с супругой в окружении друзей и единомышленников в Большом театре. Это последний день жизни жены вождя, Надежды Аллилуевой. Есть две версии ее смерти, а точнее сказать, самоубийства. 1-я – 7-го ноября глава СССР отмечал праздник революции у К.Е. Ворошилова, в ходе этого мероприятия он повздорил с супругой и публично ее оскорбил, 2-я – после окончания спектакля (во время него и запечатлены люди, о которых идет речь), госпожа Аллилуева уехала раньше, поссорившись с мужем».

Как вам известно, из фактов истории, дорогие читатели, она застрелилась. И напоследок я решила задать пару вопросов, касающихся работы музея, ответы на которые вам тоже будет любопытно почитать.

М.Ч.: А делают ли люди подарки музею?

Е.Е.: Раньше дарили вещи музею чаще, чем сейчас. Да, это и понятно, так как у населения очень низкий уровень жизни, и люди хотят продать вещи, а не отдать бесплатно, тем более, если это эксклюзив, поэтому мы оцениваем и покупаем предложенные нам вещи. Последняя собранная коллекция посвящена оранжевой революции (все вещи достались бесплатно), нам в этом помог штаб Ющенко.

М.Ч.: А с частными коллекционерами сотрудничаете?

Е.Е.: С коллекционерами работать довольно сложно. Конечно, бывает, что кто-то из них передает музею экспонаты безвозмездно. Но очень редко. Чаще с ними можно просто советоваться и консультироваться. Не будем называть фамилии, но, к примеру, в Дом-музей В.И. Даля (наш филиал) одна из коллекционеров г. Луганска отдала безвозмездно серебряную ложечку и фарфоровую чашку.

М.Ч.: А каким образом вы оцениваете вещи?

П.Е.: Существует специальный каталог оценки различных вещей, там есть ориентировочная цена. Также следует смотреть на со­хранность вещи, кому эта вещь принадлежала, сколько ей лет и.т.д. Тут много нюансов. В музее действует фондово-закупочная комиссия (она состоит из пяти человек), на которой происходит обсуждение, оценивание и голосование. Если мы принимаем решение купить какую-то вещь, то из горисполкома выделяются деньги на приобретение экспона­тов. Материальную поддержку нам оказывает и Благотворительная организация «Благовест». Разные вещи стоят по-разному. Рушники от 15 до 100 гривен, фотографии от 2 до 10 грв., иконы от 40 и выше… В последнее время мы закупили несколько икон, бесплатно нам передали бывшие вожатые хорошую коллекцию пионерской атрибутики.

М.Ч.: А как обстоит дело с кадрами?

Е.Е.: В нашем музее работает дружная, сплоченная команда, которая «болеет» за каждый экспонат. Лилия Александровна Плешакова – научный сотрудник, Любовь Федоровна Пелевина – зав. библиотечным сектором. Под руководством Ольги Васильевны Приколоты, директора музея, воспитывается молодое поколение хранителей прошлого – Анна Маркевич, Рита Погорелова.

Обращение к читателям.

Дорогие читатели! Если у вас есть дома вещи, которые достойны сохраняться столетиями, приносите их в Музей истории и культуры г. Луганска по адресу ул. Карла Маркса, 30, увековечьте память своих дедушек, бабушек, родных. Сделайте историю нашего города богаче, ибо самое ценное, что есть в музее – это фонды, состоящие из уникальных и разнообразных вещей.

Пыталась провести вас, дорогие мои, по лабиринтам прошлого и создать атмосферу хо­рошего настроения.

Марина Чубенко

Главное в музеях – это фонды // Вечерний Луганск. – 2005. - №12. – С.20-21.

Tags: Ворошилов, История, газета, краеведение, музей, текст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments