capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Categories:

Век назад, а будто ныне

Давно общеизвестен факт: своей официальной датой рождения город Луганск обязан чугунолитейному (пушечному) заводу. В нынешнем году и тому и другому исполняется 210 лет. Впрочем, чугунолитейный, выполнив историческую миссию, просуществовал всего (или целых?) сто лет. 110 лет назад на его месте появился другой завод — патронный. Сегодня он, как и его предшественник, переживает не лучшие времена. Но архивные документы вековой давности, рассказывающие о событиях, сопровождавших его становление, настолько «дышат» сопоставимыми современными реалиями, что невольно задаешься вопросом: а что изменилось в человеческих поступках за последний век с лишним? Учит ли нас чему-нибудь (и если да, то чему?) наша собственная история? Или закон «развития по спирали» настолько всесилен, что противостоять ему — занятие малоперспективное?

Пушечный: закрыть как нерентабельный

Фонды государственного архива Луганской области по сей день хранят уникальные документы, повествующие о ключевых для нашего областного центра исторических событиях. Среди них находим указ Екатерины Второй. Изданный 14 ноября 1795 года, он гласил: «В Славяносербском уезде Екатеринославской губернии учредить литейный завод. Употребить на это важное дело 71З7ЗЗ рубля, оставшихся от вооружения Черноморского флота. Определить заводу до трех тысяч мастеровых и поселян».

Строительство завода продолжалось десять лет. Возникший вокруг него поселок в 1797 году получил название Луганский завод. Но именно 1795-й принято считать началом основания Луганска.

15 октября 1800 года первая домна выдала чугун, выплавленный на лисичанском угле из руды, добытой в районе окрестных сел Городище и Петропавловка. Благодаря этому событию Луганск получил звание «колыбели южной металлургии».

В своем изначальном виде пушечный завод просуществовал до 1887 года и был закрыт как нерентабельный (вспомните: сколько предприятий исчезли с экономической карты области за последние десять лет по той же причине?). Сотни людей (как и тысячи шахтеров век спустя!), оставшихся тогда без работы, покидали город.

«Семейным оставить семьи в Петербурге и жить на два дома»

К концу XIX века идея возрождения уездного Луганска совпала с политикой Российской империи, требовавшей укрепления боевой мощи. Державе срочно был нужен патронный завод, способный выпускать 100 миллионов единиц боеприпасов в год. (В современной Украине, судя по всему, такая потребность отсутствует…). Решение о его месторасположении пришло как бы само собой. В документальной выписке из журнала №25 главной распорядительной комиссии по перевооружению армии от 12 сентября 1892 года значится: «…слушано представление о постройке казенного патронного завода на 100 миллионов патронов в год… в принципе…одобрила избрание Луганского завода для нового казенного патронного завода... и постановила образовать особую комиссию по постройке завода».

А вот и следующая бумага, подтверждающая первое кадровое назначение: «Начальнику снаряжательного отдела патронного завода Санкт-Петербурга полковнику К. Е. Кабалевскому... сообщаю, что военный министр 2 октября 1892 года утвердил Вас Председателем хозяйственно-строительной комиссии по постройке нового казенного завода в Луганске...».

Впоследствии именно К.Е. Кабалевский стал первым директором завода и видной фигурой в его истории. Высококвалифицированный специалист, умный, умелый руководитель, талантливый инженер, кадровый военный, одаренный музыкальными и художественными способностями, интеллигентная личность – Клавдий Егорович и на работе, и в министерстве был в большом почете. С ним советовались, к его мнению прислушивались. Как человек долга, он воспринял свое назначение в провинциальный городок не как приказ, а в качестве просьбы. Однако для хорошо обеспеченной родни, обосновавшейся в прекрасном доме «северной столицы», отъезд главы семейства поначалу показался полной катастрофой Между тем очень быстро и супруга, и трое их детей-студентов (дочь – курсистка Смоленского института благородных девиц и двое сыновей – воспитанники военного училища) смирились с волей судьбы. И на дружном семейном совете постановили: ехать Клавдию Егоровичу по назначению.

Переезд в захолустье был затруднителен для всех членов хозяйственно-строительной комиссии Все тонкости дела Кабалевский излагает во «Временных правилах», регламентировавших действия комиссии. Вот некоторые выписки из документа тех времен: «Вопрос же о содержании этих лиц... комиссия полагала бы назначить те же оклады... кроме того, оценивая сложности и трудности задачи и большую ответственность... этим лицам необходимо будет понести расходы при переезде с мест их служения, а семейным оставить свои семьи в Петербурге и жить, так сказать, на два дома (а сколько сегодня наших сограждан в поисках заработка вынуждены вести «жизнь на два дома»! — прим. авт.)... далее определить... суммы, которые пойдут на строительство завода в первый год... Всего затрат – 24850 рублей».

В протоколе журнала № 2 от 29 января 1893 года говорилось: «Обсудив вопрос относительно помещения для временной канцелярии комиссии и принимая во внимание что при дороговизне квартир и неопределенного срока действия комиссии приискать подходящее помещение затруднительно… занять дом № 4 под канцелярию, назначенный к передаче из горного ведомства... провести ремонт... истребовать из казначейства... мелочный аванс – 150 рублей из кредита».

А вот еще одна цитата, которая в комментариях не нуждается: «Временная комиссия, образованная указом Главной Распорядительной комиссии по перевооружению армии от 29 декабря 1892 г. (предписание от 19 января 1893 г. № 359) для заготовления материалов на постройку патронного завода в г. Луганске, открыла свои действия 26 января 1893 г. Председательствовали – полковник Кабалевский, подполковник Чижъ, подполковник Алферовъ».

«Исчисленная сумма максимальная и включает вознаграждение за труд…»

Сформированная группа специалистов под руководством К Е Кабалевского с большой энергией принялась за возведение нового завода. Однако прежде всего следовало расчистить полученные в наследство развалины чугунолитейного, провести инвентаризацию и грамотно распорядиться уцелевшим имуществом. И – подготовить строительную площадку, Хозяйский подход (часто ли он проявлялся в новейшей истории Украины в ходе ликвидации предприятий, тех же шахт? – прим. авт.) фиксирует еще одна бумага: «...на передачу... со всем имуществом движимым и недвижимым… а) из недвижимого имущества, сверх заводских зданий... передать жилой дом № 4, остальные же три... передать в аренду... б) из ветхих и потерявших ценность материалов и вещей... воспользоваться частично, остальное продать с торгов...»

Наделенный большими полномочиями, полковник Кабалевский действует слаженно с прекрасно им же подобранными членами строительной комиссии. Это давало возможность профессионально, в короткий срок решать производственные проблемы. Для составления проекта и сметы на постройку завода подбирают умелого архитектора, Документ указывает: «...на утверждение проекта архитектора А.Д. Шилинга, об условиях, на которых он согласен взять на себя составление строительного проекта и сметы... исчисленная сумма 6400 рублей... есть максимальная и заключает в себе вознаграждение за труд... Проект и 36 смет, состоящих из 95 чертежей, оценены в сумме 1500 рублей... к выплате архитектору...»

Параллельно, причем с учетом местных особенностей, шел интенсивный подбор кадровых рабочих – землекопов, каменщиков, столяров, плотников. «В Луганске наем рабочих для местных строительных работ производится обыкновенно в начале великого поста. И если в это время не будут заключены договоры, то с наступлением строительного периода не только трудно, почти невозможно будет найти достаточного числа опытных и знающих дело рабочих», – пишет в своем дневнике один из соратников Кабалевского.

«Ввиду исключительных условий урожая...»

В начале февраля 1893 года на одно из заседаний комиссии были приглашены владельцы всех кирпичных заводов Луганска: Эстерович, Удовенко, Кудрич, Сергеев, Подкопаев, Черепанцев, Гольдрин и другие – всего одиннадцать дельцов. С каждым из них заключили контракты на поставку кирпича в максимально возможных количествах, на что им тут же выдавались наряды. В документе говорится: «Кирпич трех родов: красный, алый... без трещин и больших углублений, форма правильная грани прямые... и размер точный... Штучный камень должен быть настолько тверд и плотного сложения, что при ударе молотком или топором не рассыпается, только дробится на куски... Дикарный камень... твердый, с кристаллическим изломом...»

Умело проводятся торги – на выгодных для завода условиях. (Ну чем не современный тендер): «Цена на тысячу штук... у Эстеровича – 12 руб. 50 коп, Удовенка – 14 руб. и Кудрича – 11 руб. 80 коп. Комиссия признала цену, заявленную Кудричем... выгодною и определила приобрести от сельского обывателя Кудрича весь имеющийся у него 50 тыс. шт. по хозяйственной цене 11 руб. 80 коп.»

Впрочем, случалось, что при выборе необходимых материалов иной раз определяющую роль играла не столько низкая цена, сколько более приемлемое качество. Например, «торговец Васнев предложил на продажу до 50 тыс. шт. кирпича по 13 руб. за тысячу… доставленный для образца кирпич признан комиссиею вполне удовлетворительным, размер кирпича почти полномерный (разница только в толщине) почему… признаю цену заявленную Васневым, сходною»

Или вот: «На цокольную плиту заявлены цены тремя лицами: земледельцами Ильенко, запасным унтер-офицером Зильбергом и владельцем склада камня в Николаевке Е.К. Бородаем, самая низкая цена... Зильбергом... Бородай хотя и заявил цену высшую... качество лучшее… выяснить до 15 июня 1893 г. с какого времени могут начать поставку»

Вокруг масштабной стройки встрепенулось, оживилось все купечество города. Потянулись в комиссию обыватели и крестьяне Каменного Брода, Елизаветовки, Глафировки, Вергунки, имевшие свой гужевой транспорт или же волов. Засновали туда-сюда десятки подвод, возивших на территорию завода бутовый камень, песок, глину, известь. Активистам по заготовке строительных материалов выдавались даже удостоверения. Приведем полную выписку такого документа:

«Екатеринославской губернии Каменнобродское волостное правление, февраль 1893 г.

Удостоверение

Предъявители сего есть уполномоченные Каменнобродского общества Аверьян Крамаренко, Петр Никитин, Павел Бурлака, Петр Сушко... которые являются во временную комиссию по заготовлению материалов для патронного завода... камень, песок, глина...»

И подпись – волостной староста.
Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments