capricios (capricios) wrote,
capricios
capricios

Условно православные. Социологи выяснили, что православные верят в деньги, государство, президента и

и иногда — в Бога

Правда, вера верой, но на деле оказывается, что сегодня никто ничего конкретного для воплощения той же великодержавности или исключительности делать не готов. Российские мифы вообще хороши тем, что ничего не заставляют делать человека, не предполагают никакой личной ответственности. Неоспоримая истина о том, что если ты назвался груздем, то надо обязательно полезать в кузов,— для россиян сегодня совершенно неочевидна.

— Российский человек привык совершенно формально, поверхностно идентифицировать себе с какими-либо общностями и с тем же православием,— сказал директор Левада-центра Лев Гудков.— Такое отношение полностью исключает личную ответственность человека, никакой серьезной внутренней работы не проводится, снимается сама проблематика этического выбора.

Социолог Анна Алиева из Московского Свято-Филаретовского института рассказала, что при опросе респондентов от Москвы до Среднего Урала было выяснено, что подавляющее большинство заявляло, что человек должен служить Богу, государству, народу или на худой конец просто в армии. Но, с другой стороны, когда начинали выяснять, на что готов тратить время и силы конкретно этот человек, все ограничивалось, как правило, собственной частной жизнью.

— Вот что предложил человеку тоталитаризм: жизнь как служение, полная мобилизованность каждого отдельного человека для некоторого высшего и общего дела,— пояснила философ и поэт Ольга Седакова,— "беззаветная преданность" ("делу партии", как учили нас, или "верность", к которой апеллировали в Германии, где до нынешних дней само слово "верность" остается почти табуированным). "Служу Советскому Союзу!" — повторяли и взрослые, и дети, и даже школьник должен был быть готов отдать собственную жизнь за некие не им определенные цели. Уход в частную жизнь представлялся дезертирством и предательством.

Так что нынешний уход с головой в частную жизнь — это одна из реакций на прошлое, такая же, как готовность уживаться с насилием и восприятие свободы исключительно как права на то, чтобы тебя никто не трогал и ничего не навязывал.

И именно такой человек пришел в 90-е годы в церковь. Он не искал в церкви Бога, не шел за покаянием и не очень интересовался вопросами метафизики (в загробную жизнь среди православных до сих пор верит 21 процент, в рай — 41, а в ад, чуть больше — 48 процентов верующих). Нет, россияне в первую очередь искали в церкви правды и помощи.

— За последние 20 лет, согласно опросам, доверие к РПЦ подорвано ее молчанием по поводу самых важных вопросов общественной жизни,— считает профессор Лев Гудков,— например, по поводу войны в Чечне, коррупции, произвола в высших эшелонах власти и оценок советского режима.

Второй запрос к церкви, актуальный по сей день, касается надежды на личное исправление. Чаще всего люди хотят быть менее озлобленными и не знают, как этого достичь самостоятельно. Озлобленность и внутренняя агрессия — это тоже родовая черта советского народа, следствие тотального недоверия друг к другу, которое теперь проступает в каждом последующем поколении, как водяные знаки на денежной купюре.

текст полностью

очень толковый материла. Все правильно - люди не доверяют друг другу. Я и сама скорее кхмеру поверю, чем луганчанину...
Tags: прогноз, психоистория, церковь, эрэфия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments