Category: образование

песенка первоклассника. Алла Пугачева



И о травмах.
Домашнее задание - это травма))
===
Глава Белгородской области Евгений Савченко заявил о необходимости отказаться от выполнения школьниками домашних заданий. Об этом он написал на своей странице во «ВКонтакте».

«Домашние задания – это плохая многолетняя привычка, которая травмирует и ученика, и родителя», — заявил Савченко.

На такие мысли его натолкнуло видео со стенд-апа о муках родителей при выполнении детьми домашнего задания.

Губернатор заявил, что поручил департаменту образования пересмотреть этот вопрос и внести изменения. Он подчеркнул, что все задания должны выполняться в школе.
https://www.gazeta.ru/social/news/2019/10/29/n_13634984.shtml?fbclid=IwAR2zScMjVC1QsQOc2M7SODKmRIYiZpjkaSsiPBl1x5FARMrFZPiPXOPPQms

Матусовский. часть 2

часть первая здесь - https://capricios.livejournal.com/2812202.html

Школа в Полтавском переулке

В положенное время Михаил пошел в школу. Учился он в школе № 13, которая находилась в Полтавском переулке, в Камброде.
От Булацелевского переулка, где жила Адя, до Полтавского переулка - рукой подать, надо лишь немного пройтись по улице Карла Либкнехта. А во времена молодости поэта ее называли "бывшая Садовая". Одноэтажные каменные дома, фруктовые сады, огороды, которые спускаются к реке Луганке. Рядом расположен городской сад (сейчас Парк 1 мая).
«Наискосок от школы, как раз на углу Полтавского переулка, в бывшем доме Стефановича помещался краеведческий музей. А перед входом в него была установлена каменная скифская баба, каких немало можно встретить в Донбассе на степных перепутьях. Вполне возможно, что она видела воинов князя Игоря, дышала дымом их костров, так как путь их пролегал неподалеку от наших мест. Огромная тупоголовая глыба стояла, покосившись и сложив под грудью на выступающем вперед пузе обрубки тяжелых рук.
За семь лет пребывания в школе мы привыкли к ней и обращались с нею запросто. Мальчишек мало тревожил тот факт, что старухе исполнилась не одна сотня лет, что она знавала времена, о которых молчит краткая школьная история. У подножия ее мы играли в мяч, в перышки, в классы, иногда включая и ее в свою игру. От квадратной спины хорошо отскакивали мячи».
В процитированном отрывке говорится о бывшем доме Стефановича. Кем он был? Это первый директор Луганского ликеро-водочного завода Николай Иванович Стефанович (1899). Свой дом он построил в начале 20 века в модном тогда стиле модерн. Николай Иванович был необычным человеком. Он занимался общественной деятельностью; был лично знаком с Дмитрием Ивановичем Менделеевым; был избран в городскую думу, ходатайствовал об открытии первого в Луганске музея и собирал для будущего экспонаты. В 1914 году его мечта была почти реализована, но Первая мировая война разрушила эти планы.



каменная баба. музей скульптур, Луганск, фото 2010

Музей все же был создан, уже после революции. Открылся он в январе 1920 года, и по иронии судьбы располагался в национализированном доме Стефановичей. В 1942 году здание музея попало под бомбежку, и было разрушено. Однако вернемся в 1920 - е, к рассказу о школьных годах поэта Матусовского.
По признанию самого Михаила Львовича, его любимым предметом в школе была ... геодезия. Школьная программа той эпохи сильно отличалась от нынешней, - да и сами школы носили название "трудовые", - потому неудивительно, что школьники с учителем, взяв спокойно треножник и нивелир, рейки и вешки, шли в степь, благо начиналась она чуть ли не за поворотом.
Стихи Михаил начал писать рано. И публиковаться тоже. Первое стихотворение поэта было напечатано в газете "Луганская правда", когда автору едва исполнилось 12 лет! А первым доброжелательным критиком Мишиных стихов стала его учительница русского языка и литературы Мария Семеновна Тодорова. Матусовский позже вспоминал, что «круглолицая, да и вся какая-то кругленькая, легкая, она вкатывалась в класс, как колобок. Портфель у Марии Семеновны тоже был крепкий, черной кожи, набитый нашими диктантами».
Именно ей поэт позднее посвятит песню «Школьный вальс». К тому времени оба пережили войну. Матусовский - фронтовой корреспондент, а Мария Тодорова - подпольщица в Одессе.
Об истории написания "Школьного вальса" Матусовский вспоминал так: «Когда композитор Исаак Дунаевский предложил мне написать песню о школе, первой, о ком я вспомнил, была Мария Семеновна». Начальный музыкальный вариант песни, наигранный Исааком Осиповичем, пришелся не по душе поэту.
Матусовский: «И тогда Дунаевский установил на пюпитре вместо нот пустую коробку от папирос «Казбек», на обратной стороне которых карандашом и наспех была нанесена только одна нотная строка. Это была мелодия будущего «Школьного вальса».
Через несколько лет Михаил Львович вновь встретился с любимой учительницей и со своими одноклассниками. Случилось это в 1975 г. в Ворошиловграде.
«Снова я шел привычной дорогой в школу мимо железнодорожного переезда, где давным-давно бабы торговали баранками с маком. Ах, это возвращение в родной город, где мы давно не бывали, это смутное узнавание ворот, крылечек, углов, перекрестков. Это опасная игра, когда одной ставни на окне достаточно, чтобы потянулась целая вереница воспоминаний о несостоявшейся любви, о детских чувствах, тем не менее серьезных и значительны.
Я так торопился, что пришел с женой в школу за полчаса до назначенной встречи и был испуган воскресной тишиной в школьном здании, предназначеном для того, чтобы в нем всегда шумели».
После долгожданной встречи поэт написал стихотворение:
Опять я был на родине в Донбассе,
Где дни всегда в работе коротки,
Где ночью у строителей на трассе
Мигают путевые огоньки.
Опять его привычки и законы,
Как в детстве были властны надо мной.
И царственно дымились терриконы
И в доме пахло горечью степной.
Опять мои скитанья и прогулки
Сопровождал невнятный гомон дня,
Опять я был в Полтавском переулке,
Где липы помнят маленьким меня…

далі буде

ах, вернисаж, ах, вернисаж..!



В. Ефанов. Юность. 1957. На картине изображены участники Московского Международного фестиваля молодежи и студентов. Она стала необыкновенно популярной, неоднократно репродуцировалась в журналах и на открытках.

из фб Владимир Карбань

Андрей Архангельский: Клятва журналиста

По всей стране проходят вступительные экзамены в вузы. На медицинских факультетах принимают клятву Гиппократа, в военных вузах – присягу. На факультете журналистики пока нет никакой клятвы. А зря.

Ниже предлагается типовой вариант «Клятвы журналиста»:

«Если я хочу стать хорошим журналистом, то обещаю:

Никогда не писать «В солнечной Молдавии» (Украине, Грузии) и т. д.

Никогда не шутить «На Нью-йоркщине (На Гавайщине, Вашингтонщине) и т. д.

Никогда не писать заголовков:

Рукописи не горят;
По праву памяти;
На нет и суда нет;
Наши люди в Голливуде;
Новый поворот;
Вашим и нашим;

И т. п.

Не злоупотреблять словами «дабы» и «ибо» – для придания тексту большей русскости.

Никогда не заменять по просьбе редактора слова «Россия» и «мы» на слова «в некоторых странах» и «некоторые люди».

Не интересоваться личным мнением начальства по поводу темы или героя материала, прежде чем написать статью.

Обманывать, изворачиваться, юлить, предавать, идти на подкуп и шантаж, лизать ж… начальству – но сделать всё, чтобы твой текст вышел именно таким, каким его задумал ты, а не твое начальство.

Дальше

особенно понравилось:

Бывают и богатые хорошие журналисты – но это исключение.

Помнить, что как только в твоем лексиконе появляется фраза «мне надо кормить семью», ты перестаешь быть хорошим журналистом.

Помнить о том, что журналистов за правду обзывают дурными словами, бьют, судят и иногда даже убивают.

Помня всё это, всё равно писать правду.

Конь Ворошилова


Я слышала, что в Питере студенты некоторых вузов после получения дипломов натирают яйца коню Медного всадника.

Наверное, в Луганске появились их последователи.