Category: общество

Помогите мне без меня

«Помогите, власти нас не хотят слышать, но меня не называйте, я боюсь, у меня будут проблемы». «Напишите, но без моего имени, чиновники обещали помочь». Желающих загрести жар руками журналистов много. Причины две: страх перед оппонентами и неготовность отвечать за свои слова.

От своих собеседников мы часто слышим критичные высказывания в адрес правительства и депутатов. Справедливые, касающиеся вполне конкретных проблем. Но сказать об этом публично и под своим именем готовы единицы - даже если это очевидным образом поможет. Зачастую, как только предлагаешь рассказать обо всем под запись и просишь представиться, люди отказываются.

Около полугода назад одна из нас общалась с людьми, которых власти выкинули из очереди на квартиру, где те числились несколько десятилетий. Незаконно? Определенно да: им оставалось подождать еще несколько лет, и они могли получить жилплощадь. Они жаловались, приводили доводы, показывали многочисленные отписки. Но как только я предложила написать об этом, категорически отказались назвать свои имена.

Они готовы годами ходить по кабинетам. Готовы ждать, что кто-то выполнит обещание «разобраться». Готовы месяцами строчить в органы, получая отписки. Готовы даже рассказать обо всем журналисту — но без имен. Мы отказываемся, они обижаются: не понимают, что без конкретных фамилий рассуждения о таких вещах, как квартирная очередь, теряют всякий смысл.

Они действуют по принципу «как бы чего не вышло», ведь прокуратура обещала, чиновники обещали, депутаты обещали. А вдруг они увидят фамилию в СМИ и передумают? Обидятся, не будут помогать, да еще и отомстят. «Вдруг будет еще хуже?». А я пожимаю плечами и оставляю их с призрачной надеждой на победу закона и справедливости, которая рано или поздно умрет в борьбе с бюрократической машиной.

Недавний случай на одном фестивале: женщина, у которой 53-летняя мать не может получить лучевую терапию в Москве, попыталась обратиться к губернатору за помощью. Ее оттащила охрана - не помогли ни слезы, ни крики о помощи. Губернатор окинул происходящее равнодушным взглядом и уехал. Свита придворных журналистов видела эту сцену, но никто не подошел. Женщину хотели задержать правоохранители, но помогло вмешательство СМИ в лице журналиста «Примечаний».

https://primechaniya.ru/home/news/sentyabr_2017/zhurnalisty_i_lyudi/

ах, вернисаж, ах, вернисаж..!



В. Ефанов. Юность. 1957. На картине изображены участники Московского Международного фестиваля молодежи и студентов. Она стала необыкновенно популярной, неоднократно репродуцировалась в журналах и на открытках.

из фб Владимир Карбань

Месть мечты. Ретро-рецензия на т/ф «Гостья из Будущего»

25 марта 1985 года началась трансляция многосерийного фильма про Алису Селезнёву и миелофон.

Авторы престижных СМИ регулярно анализируют в последнее время один дикий социологический факт. Раньше казалось, пишут они, что совок будет уходить вместе с советскими поколениями. Что те, кто состоялся при советской власти и не вписался в 90-е, будут в тающем меньшинстве — а им на смену придут новые, уже избавленные от советскости поколения. Что нужно просто дождаться 2010-х. Те, кто ностальгирует по прошлому – уйдут на пенсию или ещё подальше, а им на смену придут носители новой свободной ментальности.

Но оказалось, что вся эта ностальгия передаётся по наследству — и мы видим её уже у тех, кому на момент начала перестройки было всего несколько лет. И даже у тех, кого тогда ещё вовсе не было.

Об этом пишут даже научные работы выпускники ВШЭ, объясняя, в чём проблема:

«Весомую роль занимают воспоминания о победе над нацистской Германией и в то же время в недостаточной мере осмысляется сталинизм. Есть гордость за победу, но нет чувства вины за ужасы сталинизма», –

и как её можно исправить:

««Моральное чувство вины» может быть одним из оснований для консолидации общества во время демократического транзита. В то же время серьёзным препятствием на пути к демократической консолидации может быть память о великих победах и достижениях, на фоне которых забываются или отрицаются ошибки».

На самом деле, разумеется, это чушь. Гордость за 1812 год никак не трансформируется в желание восстановить крепостную монархию, а гордость за Великую Отечественную – в желание попасть снова в окопы Сталинграда.

Если вам интересно, что этим людям кажется «коллективной ностальгией по прошлому» — давайте об этом поговорим.

***

Весной 1985 года обычный советский пионер, следя за загадочной красивой женщиной, проник в заброшенный дом, обнаружил там машину времени и попал в 2084 год. Там обнаружилась прекрасная, но суровая эпоха — с одной стороны на дворе коммунизм, экология, красивый человекоподобный робот Вертер косит траву, а в траве стоят телепортационные кабинки. Сверкающая научными куполами Москва с космодромом. Люди – полиглоты и супермены, включая детей. С другой стороны — в любой момент извне могут ворваться космические террористы и пираты, и шпионы, меняющие облик, и становится сразу понятно, почему в коммунистическом будущем даже школьники натренированы как спецназовцы.

Ну, в общем, дальше вы знаете.

Фильм «Гостья из будущего» бил по последним советским детям наповал из всех крупных калибров.

Прекрасное и опасное будущее с головокружительными возможностями.

Прекрасная и могучая девочка Алиса.

И, конечно, финальная сцена с разъяснениями, кто кем станет, когда вырастет. Сцена, в которой сообщилось: в двадцать первом веке на Земле будут жить миллиарды исключительных, выдающихся людей.

Что вместо этого случилось – вы, уважаемые читатели, тоже все знаете. Тот ролик с предсказаниями биографий в последующие годы неоднократно переозвучивался в горькой издевательской манере: «Лена станет проституткой с Ленинградского шоссе. Боря уедет в Израиль. А Петя станет бандитом, и его завалят в перестрелке».

И вот в этом, собственно, главная ошибка всех специалистов по ностальгии. Они упорно пытаются найти в советском прошлом какие-то воображаемые молодёжью ништяки и разоблачить их, разъяснив, что не было ничего такого. Что всё враньё. Что на самом деле было плохо.

А на самом деле речь не об отнятом прошлом, а об отнятом будущем. Том, в котором каждого ожидали гигантские способности и их захватывающая реализация.

И неубиваемым напоминанием об этой отнятой у каждого биографии до сих пор работают советские «детско-юношеские» фильмы во главе с «Гостьей из будущего». Этот фильм – даже у тех, кто его не смотрел уже лет тридцать – всё равно незримо сидит в голове и выступает безжалостным рецензентом на действительность.

И победить его нельзя. Ни «консолидирующим чувством вины», ни разоблачениями того, «как оно всё было на самом деле».

Неслучайно это был последний отечественный фильм, породивший собственный народный миф –что подняло его в одну лигу с «Чапаевым», «17 мгновениями весны», «Местом встречи» и «Белым солнцем пустыни».

И кстати. Миф «Гостьи из будущего» неубиваем ещё и потому, что то прекрасное и полное вызова будущее, которое он обещает, — всё ещё не наступило. До него всё ещё 68 лет. И оно по-прежнему впереди и может наступить.
Fire

Антон Крылов: Хватит. Пора забыть Украину

Я могу понять украинских русофобов, которые видят словосочетание «Сбербанк России», и их рука тянется к кирпичу, но не могу понять, почему российский госбанк до сих пор работает во враждебной стране, чьи депутаты официально объявили мою страну агрессором?
http://vz.ru/columns/2016/2/20/795622.html

Capricios - не знаю, как это назвать...
Че

Дэнни Трехо - мужчине 71 год, 11 лет сидел в тюрьме, снялся в 280-ти фильмах

имеет два боксерских пояса.

Дэнни Трехо родился в семье американцев мексиканского происхождения в Лос-Анджелесе. Его отец, Дан Трехо, был строителем. Трехо приходится троюродным братом известному американскому кинорежиссёру Роберту Родригесу, хотя это выяснилось только на съемках фильма «Отчаянный». После этого Роберт неоднократно снимал кузена в своих фильмах.



«В кино я попал случайно. Приехал помочь парню, ассистенту чьему-то, насчёт наркотиков. В смысле — слезть с них. Я до сих пор этим занимаюсь — вот сейчас одного актёра из штопора вывожу. И деток в школах про вред наркотиков просвещаю. Так вот. Парень мне позвонил: „Дэнни, тут сплошной кокс, боюсь сорваться“. А это был 1985-й, индустрия по уши в кокаине. И я приехал его поддержать. Гляжу, ходят мужики, наряженные зэками. В фальшивых наколках, тронешь — смазывается. И мой подопечный предложил подработать: „Зэка, — говорит, — изобразить можешь?“ Я в жизни так не ржал: я же во всех тюрьмах штата посидеть успел. Переодеваюсь, а у меня татуировка во всю грудь — и все сразу такие: „Ого“. Потом дядька подходит: „Трехо, здорово. Помню, как ты первенство Сан-Квентина в полусреднем весе выиграл“. Смотрю — Эдди Банкер, мы с ним чалились. Оказалось, он сценарист. Спросил, боксирую ли я ещё; типа у них один актёрик, надо его подучить. Я говорю: „В массовке 15 баксов платят, а тренер сколько получает?“ А он: „320. Только ты с парнем потише, он дёрганый“. 320 в день! За 320 я Годзилле навалять мог. И я стал тренировать Эрика Робертса. Он меня вроде побаивался. Что скажу, то и делает. Это увидел Андрей Кончаловский, а у него, кажется, с этим проблема была — Эрик его не особо слушался. И он мне дал роль. Подошёл такой: „Беру тебя в фильм. Будешь Эрика бить“. Потом история несколько раз повторялась — прихожу в массовку, а меня вытаскивают из толпы. Пять лет я играл Уголовника № 1, говорил всегда одну фразу, обычно: „Гаси их!“ Один режиссёр дал дробовик и говорит: „Высади ногой дверь, а там импровизируй“. За дверью люди как бы играли в покер, каскадёры, понятно. Ну я вышиб дверь, кто-то вскочил, я ему заехал прикладом, тёлка какая-то визг подняла, а я ей раз — дробовик к виску. Режиссёр сам не свой: „Боже, Дэнни, где ты этому учился?“ А я: „Дай вспомнить. Супермаркет Von’s я брал. И Safeway. И Thrifty Mart“. Короче, опыт был».

http://cameralabs.org/8807-denni-trekho-muzhchine-71-god-11-let-sidel-v-tyurme-snyalsya-v-280-ti-filmakh-imeet-dva-bokserskikh-poyasa

В "Отчаянных домохозяйках" есть эпизод с ним, тоже зэка играет, конечно.
Rose

Обычаи Непала, Принцесса Кумари


>

В Непале много интересных обычаев. Один из них выбор богини Кумари.

Кумари - это живая богиня, реальная девочка.
У индуистов она считается воплощением богини Таледжу Бхавани или юная ипостась Дурги.
Вот что говорит о богине Википедия
Кума́ри, или Кумари Деви (неп. «девочка») — живое индуистское божество в Непале.
Кумари становится девочка, не достигшая половой зрелости, выбираемая из касты Шакья народа неваров. Хотя Кумари и индуистское божество, она почитается по всей стране и индуистами, и буддистами
В Непале имеется несколько Кумари, но наиболее известна Королевская Кумари, живущая в Катманду. Избрание Королевской Кумари предполагает прохождение особенно строгих ритуалов, после которых она поселяется во дворце Кумари Гхар в центре города.
Кумари — единственная, кто имеет право поставить тику (красную точку на лбу при обрядовом посвящении) королю и которой поклоняется король. Происходит это раз в году во время праздника Кумариджатра. В этот день король прибывает в храм для совершения пуджи (индуистского ритуала), и богиня Кумари благословляет его тикой, что означает продление его власти на годичный срок, до праздника в будущем году.
Считается, что Кумари — телесное воплощение богини Таледжу. Как только наступают первые менструации, богиня покидает её тело.
На данный момент принцессой Кумари является девочка Матани Шакья выбранная в 2008 году.

Дальше

Традиционное луганское блюдо

В Луганске наблюдаются весьма интересные тенденции в сфере межнациональной розни.
Ещё совсем недавно ксенофобская тема там была крайне маргинальной – национализм ограничивался культурной сферой и совсем немного околофутболом.

Ярких правых акций не было в принципе. Что-то пытался делать Патриот Украины – неизменно получалась клоунада. Свобода провела пару лет назад митинг против миграции с проплаченной массовкой, больше ничем кроме расколов она в Луганске не занималась.

Остальной национализм ограничивался выступлениями КУНа (молодежный клуб для тех кому за 80). Фан-сектор Зари предсказуемо не перешел грань между аполитичной ксенофобией и нацизмом, поэтому с политической точки зрения не интересен и не способен на высказывание. Всякие пророссийские наци тоже не заметны – исторически их электорат тут вместе с Партией Регионов.

И вдруг на безрыбье завелись пираньи: сначала проходят совершенно дебильные, но запоминающиеся акции против шаурмы движения «Луганці» (тренд протухший уже несколько лет назад), выступления против иностранных студентов. Акции плавно переходят в погромы и поножовщину, все случаи которой старательно раздуваются СМИ, причём симпатии, в большинстве случаев, – на стороне «славян», независимо от того кто выступал агрессором. Муссируются слухи о «кавказском десанте», который уже высадился в городе, чтобы насильно кормить шаурмой всех лиц славянской внешности, история с нигерийцем порезавшим четырех гопников выворачивается наизнанку (негры уже наших ребят режут, на улицу страшно выйти). За разгром ларька с шавермой взяли нескольких профессиональный тай-боксеров. Я в последний год не очень внимательно следил за тенденциями в луганской правой сцене, хватало и Киева, так что могу ошибаться, но тусовки профессиональных бойцов я там не припомню. Внутренний конспиролог подсказывает, что спортсменов могли нанять, а потом слить ментам. Слить для того, чтобы потом было можно вызволять «спортивную элиту нации» из застенков – из них, при нужной подаче, получатся отличные культовые фигуры.

Историю о том, что «черные совсем обнаглели» мне недавно рассказала по телефону бабушка, а это хороший индикатор. Пожилые люди крайне чувствительны к пропаганде. Ещё совсем недавно о черных речи не шло и во всем были виноваты бандеровцы. Судя по всему, призрак «оранжевого фашизма» изрядно потускнел и перестал кого-либо пугать. Теперь мрази создают и внедряют новый Feindbild и, судя по всему, весьма успешно.

На данный момент, единственное рациональное объяснение происходящего – попытка отвлечь недовольство людей от городской власти.

Текст полностью

Андрей Архангельский: Клятва журналиста

По всей стране проходят вступительные экзамены в вузы. На медицинских факультетах принимают клятву Гиппократа, в военных вузах – присягу. На факультете журналистики пока нет никакой клятвы. А зря.

Ниже предлагается типовой вариант «Клятвы журналиста»:

«Если я хочу стать хорошим журналистом, то обещаю:

Никогда не писать «В солнечной Молдавии» (Украине, Грузии) и т. д.

Никогда не шутить «На Нью-йоркщине (На Гавайщине, Вашингтонщине) и т. д.

Никогда не писать заголовков:

Рукописи не горят;
По праву памяти;
На нет и суда нет;
Наши люди в Голливуде;
Новый поворот;
Вашим и нашим;

И т. п.

Не злоупотреблять словами «дабы» и «ибо» – для придания тексту большей русскости.

Никогда не заменять по просьбе редактора слова «Россия» и «мы» на слова «в некоторых странах» и «некоторые люди».

Не интересоваться личным мнением начальства по поводу темы или героя материала, прежде чем написать статью.

Обманывать, изворачиваться, юлить, предавать, идти на подкуп и шантаж, лизать ж… начальству – но сделать всё, чтобы твой текст вышел именно таким, каким его задумал ты, а не твое начальство.

Дальше

особенно понравилось:

Бывают и богатые хорошие журналисты – но это исключение.

Помнить, что как только в твоем лексиконе появляется фраза «мне надо кормить семью», ты перестаешь быть хорошим журналистом.

Помнить о том, что журналистов за правду обзывают дурными словами, бьют, судят и иногда даже убивают.

Помня всё это, всё равно писать правду.