Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

Серьга

Был мальчиком. И тётка, старуха,

Казачьей гордясь стариной,

Проколола мне левое ухо

Тьмутараканской серьгой,

Рассказав о серьге Святослава,

Про Саркелы — хазарскую быль —

Что лежит по-над Доном направо,

Где теперь лишь полынь да ковыль.

Не такая ль попала к татарам,

От татар перешла к казаку

И досталась ахтырским гусарам,

Да второму Донскому полку, -

Полумесяц с крестом, — золотая, -

Начинал уже к ней привыкать,

Но смеялись вокруг: Николая

Будем замуж с серьгой выдавать!

Ах, как часто смеялись над многим,

Не хотели ничем дорожить,

Чтоб потом, у проезжей дороги,

Христа ради, из милости жить.

С каждым годом труднее, скуднее...

Но забыть ничего не могу:

До сих пор ещё горько жалею,

Что недолго носил я серьгу.

Николай Туроверов

о чем вы писали н лет назад? 2019,

не хочу подводить итоги года

к тому же, учитывая сколько мне лет, еще и (промежуточные, а промежуточные ли?) итоги жизненные.

дома нет, авто личного нет, работы нет, бизнесика нет и способностей к нему тоже) доходов личных нет. какие перспективы?

не сильно радостно.

весь мой капитал — это я сама.

только уже не такая

Пасха - 2011
Пасха - 2011

Пасха - 2011

а человек, сломленный обстоятельствами и войной, конечно, куда ж без нее.

книги

и то, если одним путь к этому был усыпан розами, то я опять процарапывалась( Работала для этого, как вол.

надоело уже.

Говорят, надо подсчитывать хорошее? о хорошем. 

теперь ВЕЗДЕ, куда б я не пришла, очередь. и надо ждать часами.

а время — оно работает против всех. против всех нас.

наше достижение — что мы живы.

этого, я думаю, достаточно.

(no subject)

реформируйся. Реформируйся — или? вымри?

пришла пора: менять отношение к Женщине, прежде всего. ( я знаю, что, от того, что напишешь, ничего не меняется, знаю(

плохо относятся в обществе к женщинам( И к пожилым. И к матерям — не очень ... С этого беды( Время менять всё. сами женщины плохо относятся к женщинам, из того, что я вижу ( 

причём — в Молдове, удивительно, такой проблемы в 90 -е я не наблюдала, шеймить женщину за то, что она — домохозяйка, к примеру. И СЕЙЧАС — НЕ ШЕЙМЯТ! (культура такая, ага. между прочим, они, молдаване, православные ...)

( то есть, если я переписываюсь с однокласницами, то зачастую они вообще ни дня не проработали. я работала 7 лет в музее, Ого, говорят они. Потом вышла замуж, родила ребенка. 

И еще потом и книжку написала и издала. Несмотря на б.д. Ни у кого не возникает вопроса: 

— а где ты работаешь? ясно же. 

а некоторым не -молдаванам неясно. Неясно им( Ну, неясно — будем озвучивать, что на всё есть как минимум 2 точки зрения. и поди разберись — какая правильная? а может, молдавская??

Будет?(

Будет ласковый дождь

В гостиной говорящие часы настойчиво пели: тик-так, семь часов, семь утра, вставать пора! — словно боясь, что их никто не послушает. Объятый утренней тишиной дом был пуст. Часы продолжали тикать и твердили, твердили свое в пустоту: девять минут восьмого, к завтраку все готово, девять минут восьмого!

На кухне печь сипло вздохнула и исторгла из своего жаркого чрева восемь безупречно поджаренных тостов, четыре глазуньи, шестнадцать ломтиков бекона, две чашки кофе и два стакана холодного молока.

— Сегодня в городе Эллендейле, штат Калифорния, четвертое августа две тысячи двадцать шестого года, — произнес другой голос, с потолка кухни. Он повторил число трижды, чтобы получше запомнили. — Сегодня день рождения мистера Фезерстоуна Годовщина свадьбы Тилиты. Подошел срок страхового взноса, пора платить за воду, газ, свет.

Где то в стенах щелкали реле, перед электрическими глазами скользили ленты памятки.

Восемь одна, тик-так, восемь одна, в школу пора, на работу пора, живо, живо, восемь одна! Но не хлопали двери, и не слышалось мягкой поступи резиновых каблуков по коврам.

На улице шел дождь. Метеокоробка на наружной двери тихо пела: «Дождик, дождик целый день, плащ, галоши ты надень…» Дождь гулко барабанил по крыше пустого дома.

Во дворе зазвонил гараж, поднимая дверь, за которой стояла готовая к выезду автомашина… Минута, другая — дверь опустилась на место.

Collapse )

(no subject)

По корпусу ходили вразвалку бывалые кадеты — «старики». Из-под расстегнутых курток торчали, разъяряя начальство, ярко-красные шейные платки.

«Старики» грубили офицерам, держали в рабстве малышей, по вечерам самовольно удирали из корпуса — это называлось «ходить на ваган».

«Старики» не боялись порки, потому именовались еще «чугунными». Случалось, нарочно брали на себя чужую вину. Презрительно говорили ожидавшему наказания: «Ты, поди-ка, разрюмишься да станешь прощения просить! Ну скажи, что это я!» Под розгой «чугунные» прощения не просили, не хныкали. Ругали на чем свет стоит барабанщика, хрипло дерзили воспитателю.

Даль не мог, как «старики». Он был юноша старательный, воспитанный и удивительно аккуратный. Ему легче было застегиваться на все пуговицы, чем ходить нараспашку.

Но и это не спасало от розги. Секли не только за что-то. Ни за что тоже секли. Чтобы оказаться на холодной гладкой скамейке, вовсе не обязательно пропустить класс, затеять драку в спальне или «сходить на ваган».

Все в корпусе знали кадета, которого высекли трижды за один час.

На экзамене священник дал кадету прочитать отрывок из священного писания. Кадет прочитал так, как в книге.

— Не так, — сказал священник.

Кадета разложили на скамье и выпороли — за рассеянность.

— Читай еще раз, — повелел духовный отец.

И кадет еще раз прочитал так же.

И его опять выпороли — за непослушание.

И снова приказали читать. Кадет третий раз прочитал злополучный отрывок. Слово в слово. То, что черным по белому было напечатано в книге.

Collapse )

(no subject)

— …наша племянница из Атланты. Ее мать была нашей сестрой, она замужем за мальчиком Элеоноры Батлер, Реттом.

Старый джентльмен поклонился и поцеловал руку Скарлетт, дама представила своего внука, который вытаращился на Скарлетт, будто он был поражен молнией. День становился все лучше с каждой минутой для нее. Затем она заметила прогуливающихся в голубых униформах.

Ее походка стала неровной, она схватила руку Полины.

— Тетушка, — прошептала она, — там солдаты-янки приближаются к нам.

— Продолжай идти, — четко произнесла Полина. — Им придется убраться с нашей дороги.

Скарлетт в шоке посмотрела на Полину. Кто бы подумал, что эта худенькая старенькая тетушка может быть столь храброй? Ее собственное сердце так громко стучало, что она боялась, как бы янки его не услышали, но она заставила свои ноги двигаться.

Когда их разделяло только три шага, солдаты отошли в сторону, прижавшись к металлической ограде, окаймлявшей край дорожки около воды. Полина и Элали проплыли мимо них, как будто их там и не было. Скарлетт подняла свой подбородок, чтобы выровнять его с наклоном тетушкиных и проследовала за ними.

Где-то впереди оркестр наигрывал «Ох, Сюзанна» Веселая мелодия была такой же легкой и солнечной, как и день. Элали и Полина ускорили свой шаг в такт музыки, но ноги Скарлетт были, как свинец. «Трусиха!» — ругала она себя. Но не могла остановить дрожь внутри себя.

— Почему здесь так много проклятых янки? — сердито спросила она. — Я видела несколько и на станции.

Collapse )